Обо мне

Моя фотография
Москва, Russia
Добро пожаловать в мой блог!:)) Здесь я буду делиться с вами тем, что мне интересно. А интересует меня многое)) Моё самое любимое занятие - вышивка крестом, также нравится шить и вязать. Изучаю историю Великой Отечественной Войны. А ещё я с большим удовольствием занимаюсь коллекционированием кукол: современных и антикварных. Очень люблю шить для них наряды:)) Если у вас возникнут какие-нибудь вопросы, напишите мне по адресу LaCasalinga@mail.ru и я обязательно отвечу. Спасибо, что заходите:))

четверг, 10 июля 2014 г.

ПИСЬМА С ФРОНТА...


Прочитала совсем недавно книгу "Письма с фронта". Читаю книгу, а у самой ком в горле и слезы на глазах... Какие письма... как цепляют за душу...  заставляют думать... Сколько в них любви! К близким - женам, матерям, отцам, детям... и прежде всего к Родине... настоящие патриоты. Молодые, красивые! Им бы жить и жить еще! А тут война... смерть и горе... и еще уверенность, что победят! Победят любой ценой! И надежда, что будут помнить потомки... Смерти не боятся... главное уничтожить фашистов и освободить Родину... Спасибо им большое за Победу и низкий поклон...
 
Записка участников боев под Килией
"Держались до последней капли крови. Группа Савинова. Три дня сдерживали наступление значительных сил противника, но в результате ожесточенных боев под Килией в группе капитана Савинова осталось четыре человека: капитан, я, младший сержант Останов и солдат Омельков. Погибнем, но не сдадимся.
Кровь за кровь, смерть за смерть!"
Июль 1941 г.

 Завещание бойца 1-го Латышского Добровольческого полка Б.Лурье
"Прошу переслать его моей матери, Лурье, проживающей в г.Кирове, она эвакуирована из Латвии. Я умираю за Родину, за коммунизм. Прошло два месяца ожесточенной борьбы с врагом. Для меня наступил последний этап борьбы - борьба за Таллинн. Отступления быть не может. Жалко умирать в 24 года, но в настоящей борьбе, где на весы истории всего человечества ставятся миллионы жизней, я свою также отдаю, зная, что будущее поколение и вы, оставшиеся в живых, будете нас чтить, вспоминать как освободителей мира от ужасной чумы. Что еще писать? МАМА! НЕ ОГОРЧАЙСЯ. Я не первый и не последний, положивший голову за коммунизм, за Родину. Да здравствует СССР и победа над врагом! "Товарищ, верь, взойдет она, Заря пленительного счастья". Фашизм будет уничтожен, "И на обломках самовластья Напишут наши имена!".
Комсомолец Латышского полка Бина Лурье 26-28 августа 1941 г.
 
Письмо смертельно раненного танкиста И.С. Колосова невесте
"Здравствуй, моя Варя! Нет, не встретимся мы с тобой. Вчера мы в полдень громили еще одну гитлеровскую колонну. Фашистский снаряд пробил боковую броню и разорвался внутри. Пока уводил я машину в лес, Василий умер. Рана моя жестока.
 
Похоронил я Василя Орлова в березовой роще. В ней было светло. Василий умер, не успев сказать мне ни единого слова, ничего не передал своей красивой Зое и беловолосой Машеньке, похожей на одуванчик в пуху. Вот так из трех танкистов остался один.
 
В сутемени въехал я в лес. Ночь прошла в муках, потеряно много крови. Сейчас почему-то боль, прожигающая всю грудь, улеглась и на душе тихо. Очень обидно, что мы не все сделали. Но мы сделали все, что смогли. Наши товарищи погонят врага, который не должен ходить по нашим полям и лесам.
 
Никогда я не прожил бы жизнь так, если бы не ты, Варя. Ты помогала мне всегда: на Халхин-Голе и здесь. Наверное, все-таки, кто любит, тот добрее к людям. Спасибо тебе, родная! Человек стареет, а небо вечно молодое, как твои глаза, в которые только смотреть да любоваться. Они никогда не постареют, не поблекнут.
 
Пройдет время, люди залечат раны, люди построят новые города, вырастят новые сады. Наступит другая жизнь, другие песни будут петь. Но никогда не забывайте песню про нас, про трех танкистов.
 
У тебя будут расти красивые дети, ты еще будешь любить. А я счастлив, что ухожу от вас с великой любовью к тебе."
Твой Иван Колосов, 25 октября 1941г.
 
 
Записка матроса-пулеметчика А.В. Калюжного
"Родина моя! Земля русская!
Я, сын ленинского комсомола, его воспитанник, дрался так, как подсказывало мне сердце, уничтожал гадов, пока в груди моей билось сердце. Я умираю, но знаю, что мы победим. Врагу не бывать в Севастополе! Моряки-черноморцы! Уничтожайте фашистских бешеных собак. Клятву воина я сдержал."
Калюжный. 20 декабря 1941г.
 
Записка Л.А. Силина родным
"Дорогие, родные мои жена Анна и мальчики Леня и Геннадий!
Я вас целую и обнимаю в последний раз. Сегодня я буду расстрелян немецким командованием. Мальчики! Вырастите и страшно отомстите всем фашистам за меня. Я целую вас и завещаю вам священную ненависть к проклятому и подлому врагу, бороться с ними до последнего фашиста. Я честно жил, честно боролся и честно умер.
 
Я умираю за Родину, за нашу партию, за великий русский, украинский, белорусский и другие народы нашей Родины, за вас! Любите Родину, как я ее любил, боритесь за нее, как я, а если понадобится умрите, как я.
 
Мальчики! Любите, уважайте и слушайте вашу мать, ей будет так тяжело вас воспитывать, но Родина и товарищи, которых я спас, вас не оставят. Помните, у каждого бойца должен быть лозунг: погибаю, но не сдаюсь. Я не сдавался, я был контужен, не мог ходить и не был вправе бросать своих тяжело раненных бойцов. В плену я им создал советскую колонию и многим спас жизнь. Оставаясь с ними до последней минуты, я принес пользу Родине. Время не ждет.
 
Родные мои, будьте честными советскими людьми, вырастите большевиками! Анна, прощай! Леня и Геннадий, прощайте! Да здравствует Родина!"
Целую. Ваш муж и отец. 7 марта 1942г.
 
Письмо гвардии майора Д.А. Петракова дочери
"Моя черноглазая Мила!
Посылаю тебе василек... Представь себе: идет бой, кругом рвутся вражеские снаряды, кругом воронки и здесь же растет цветок... И вдруг очередной взрыв... василек сорван. Я его поднял и положил в карман гимнастерки. Цветок рос, тянулся к солнцу, но его сорвало взрывной волной, и, если бы я его не подобрал, его бы затоптали. Вот так фашисты поступают с детьми оккупированных населенных пунктов, где они убивают и топчут ребят...
 
Мила! Папа Дима будет биться с фашистами до последней капли крови, до последнего вздоха, чтобы фашисты не поступили с тобой так, как с этим цветком. Что тебе непонятно, мама объяснит."
Д.А. Петраков. 18 сентября 1942г.
 
  
Письмо подпольщицы Н. Попцовой из гестаповского застенка Пятигорска
"Прощай, мамочка! Я погибаю... Не плачь обо мне. Я погибаю одна, но за меня погибнет много врагов. Мама! Придет наша родная Красная Армия, передай ей, что я погибла за Родину. Пусть отомстят за меня и за наши мучения.
 
Мама, милая! Еще раз прощай... ведь больше мы с тобой не увидимся. Я погибаю... А как хочется жить! Ведь я молодая, мне всего 20 лет, а смерть глядит мне в глаза...
 
Как мне хотелось работать, служить для Родины! Но эти варвары, убийцы... Они отнимают у нас нашу молодую жизнь.
 
Я сейчас нахожусь в смертной камере, жду с минуты на минуту смерти. Они кричат нам: "Выходите", идут к нашей камере, это...
 
Ой, мама! Прощай! Целую всю семью последний раз, с последним приветом и поцелуем..."
Нина Попцова. 6 января 1943г.
 
Записка пяти защитников Глазуновки
"Кто найдет эту записку, пусть сообщит о нашей смерти. Нас осталось пять человек, боеприпасы кончились, осталось менее трех десятков гранат. Вдали показались вражеские танки. Прощайте, дорогие товарищи, мы погибли за нашу Советскую Родину..."
12.06.1943 Бойка В., Кравченко А., Ветров Г., Яблочкин В., Сияновский А.
 
Надпись подпольщицы П. Савельевой на стене тюремной камеры в Луцке
"Приближается черная, страшная минута! Все тело изувечено - ни рук, ни ног...
Но умираю молча. Страшно умирать в 22 года. Как хотелось жить! Во имя жизни будущих после нас людей, во имя тебя, Родина, уходим мы... Расцветай, будь прекрасна, родимая, и прощай."
твоя Паша.
 
Письмо Козленко Ф.Н.
"Здравствуйте, незнакомая мамаша Баландова Александра Петровича.
Козленко Федор Никифорович, товарищ вашего сына, и хочу сообщить, если вы не знаете, это сообщение для вас будет большим несчастьем - ваш сын Баландов Александр Петрович погиб за Родину 11-го сентября 1944 г. Похоронен в городе Радзымин, Польша. Я вам в этом письме посылаю сообщить, что вашего сына мы похоронили хорошо и поклялись над могилой отомстить врагу за его смерть. Вот что я могу сообщить про вашего сына, с которым я долгое время служил и хорошо знал.
 
Мамаша, я буду ждать письмо от вас, а сейчас до свидания, шлю вам низкий поклон"
Козленко Федор Никифорович. 31 декабря 1944г.
 
Письмо Ситникова М.С.
"Здравствуйте, мои родные и дорогие... С фронтовым, сердечным приветом ваш сын и брат Маркел С...
 
...Наша часть ходила два раза в танковую атаку. А обыкновенно мы стоим в 2-3-5 км от передовой. В первую атаку я ходил, верней ездил, а во второй не был.
 
В атаку ездили на танках, как десантники. После прорыва переднего края обороны противника мы соскакивали в тылу у немцев и вели бой в окружении. Из нашей роты один взвод был в разведке и завезен глубоко в тыл к немцам, и только на другой день не полностью вернулись. Остальных товарищей мы нашли в тот же день после отступления немцев. Немцы жестоко издевались над ними. У некоторых пулевые раны прямо в лицо, так что трудно узнать. Другие изрезаны ножами в шею, грудь, лица. Трудно ж видеть товарища, с которым ели из одного котелка, спали под одной палаткой, укрывались одной шинелью, делили пополам невзгоды и радости, изрезанным в лицо, шею, грудь, глаза.
 
Мы всех их похоронили в одной братской могиле. На прощание дали залп..."
Дата не установлена. 
 

 
Записка защитника Москвы красноармейца А Виноградова
"Нас было 12 послано на Минское шоссе преградить путь противнику, особенно танкам. И мы стойко держались. И вот уже нас осталось трое: Коля, Володя и я, Александр. Но враги без пощады лезут. И вот еще пал один - Володя из Москвы. Но танки все лезут. Уже на дороге горят 19 машин. Но нас двое. Но мы будем стоять, пока хватит духа, но не пропустим до подхода своих.
 
И вот я один остался, раненный в голову и руку. И танки прибавили счет. Уже 23 машины. Возможно, я умру. Но, может, кто найдет мою когда-нибудь записку и вспомнит героев.
 
Я - из Фрунзе, русский. Родителей нет. До свидания, дорогие друзья."
Ваш Александр Виноградов 22 февраля 1942г.
 
Обращение старшины Г.А. Исланова к товарищам по фронту
"Я - командир пешей разведки 1243-го с.п. Исланов Г.А. Второй день в окружении. Против нас враг бросил батальон. Но мы не сдадимся живыми.
 
Мы разгромили штаб 116-го эсэсовского полка, захватили двух полковников, знамя, документы. Около меня на полу эти два полковника, живые. Фашисты хотят спасти их, но не удастся. Из десяти разведчиков осталось шесть человек...
 
Около меня тринадцатилетний пионер Петя Сафронов из Калинина. Партизаны послали его к нам связным. Он не мог вырваться. Беспощадно боролся, уничтожил более 25 фашистов, получил шестнадцать ранений, погиб геройски.
 
Немецкий батальон окружил нас. Стремятся освободить своих полковников и уничтожить нас.. За это время уничтожили более 300 фашистов...
 
Я - коммунист, с честью выполнил свой долг перед партией, перед народом. Бейте фашистов беспощадно, они сильны перед слабыми, а перед сильными они - ничто. Не бойтесь смерти. Они приходит один раз. Прославляйте свою Родину своей преданностью. Судьба нашей Родины решается сейчас на поле битвы. Если попадут мои записи к немцам, то читайте - это пишет разведчик перед смертью.
 
Мы победим вас. Наша многонациональная Красная Армия во главе с великим русским народом непобедима. Она ведет справедливую войну... Не забудьте девушку Маню из села Некрасова. Она погибла геройски, настоящая патриотка. Она уничтожила четырех офицеров, а ее саму фашисты расстреляли.
 
Немцы подтянули еще свежую силу - целый батальон против советских разведчиков. Пусть попробуют. Им не взять своих полковников живыми. Их мы уже приговорили к смерти."
Коммунист, разведчик стрелкового полка старшина Исланов. 28 декабря 1941г.
 

 
Настенная надпись А.И. Нестеренко в Павловграде, Днепропетровской области
 
"Дорогой, добрый папенька!
Пишу я тебе письмо из немецкой неволи. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых не будет. И моя просьба к тебе, отец: покарай немецких кровопийц. Это завещание твоей умирающей дочери.
 
Несколько слов о матери. Когда вернешься, маму не ищи. Ее расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил ее плеткой по лицу. Мама не стерпела и гордо сказала, вот ее последние слова: "Вы, не запугаете меня битьем. Я уверена, что муж вернется назад и вышвырнет вас, подлых захватчиков, отсюда вон". И офицер выстрелил маме в рот...
 
Папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет, и если бы сейчас ты встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькая, мои глаза ввалились, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идет кровь - у меня отбили легкие.
 
А помнишь, папа, два года тому назад, когда мне исполнилось 13 лет? Какие хорошие были мои именины! Ты мне, папа, тогда сказал: "Расти, доченька, на радость большой!" Играл патефон, подруги поздравляли меня с днем рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню.
 
А теперь, папа, как взгляну на себя в зеркало - платье рваное, в лоскутках, номер на шее, как у преступницы, сама худая, как скелет, - и соленые слезы текут из глаз. Что толку, что мне исполнилось 15 лет. Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят голодные, затравленные овчарками. Каждый день их уводят и убивают.
 
Да, папа, и я рабыня немецкого барона, работаю у немца Шарлэна прачкой, стираю белье, мою полы. Работаю очень много, а кушаю два раза в день в корыте с "Розой" и "Кларой" - так зовут хозяйских свиней. Так приказал барон. "Русс была и будет свинья", - сказал он. Я очень боюсь "Клары". Это большая и жадная свинья. Она мне один раз чуть не откусила палец, когда я из корыта доставала картошку.
 
Живу я в дровяном сарае: в комнату мне входить нельзя. Один раз горничная польза Юзефа дала мне кусочек хлеба, а хозяйка увидела и долго била Юзефу плеткой по голове и спине.
 
Два раза я убегала от хозяев, но меня находил ихний дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Я теряла сознание. Потом на меня выливали ведро воды и бросали в подвал. Сегодня я узнала новость: Юзефа сказала, что господа уезжают в Германию с большой партией невольников и невольниц с Витебщины. Теперь они берут и меня с собою. Нет, я не поеду в эту трижды всеми проклятую Германию! Я решила лучше умереть на родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Только смерть спасет меня от жестокого битья.
 
Не хочу больше мучиться рабыней у проклятых, жестоких немцев, не давших мне жить!.. Завещаю, папа: отомсти за маму и за меня. Прощай, добрый папенька, ухожу умирать."
Твоя дочь Катя Сусанина. Мое сердце верит: письмо дойдет.
Март, 12, Лиозно, 1943 год.
 
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий