Обо мне

Моя фотография
Москва, Russia
Добро пожаловать в мой блог!:)) Здесь я буду делиться с вами тем, что мне интересно. А интересует меня многое)) Моё самое любимое занятие - вышивка крестом, также нравится шить и вязать. Изучаю историю Великой Отечественной Войны. А ещё я с большим удовольствием занимаюсь коллекционированием кукол: современных и антикварных. Очень люблю шить для них наряды:)) Если у вас возникнут какие-нибудь вопросы, напишите мне по адресу LaCasalinga@mail.ru и я обязательно отвечу. Спасибо, что заходите:))

пятница, 1 августа 2014 г.

Немного о "белой и пушистой" Польше

О чём умалчивают поляки?
 
Как-то в последние годы всё больше и больше слышны стоны из соседних государств о "страшной и ужасной России", дескать притесняют их русские и постоянно покушаются на независимость этих стран. Знаете, как-то вот уже надоело мне слушать их истеричные вопли об устроенном на Украине голодоморе, об оккупации стран Прибалтики и о расстреле польских офицеров в Катыни (Смоленская область). Об этих событиях и у нас, в России, люди знают гораздо больше, чем о том, что позволяли себе эти государства в отношении нашего народа. Сегодня хотелось бы мне рассказать немного о войне с Польшей. Оставим войны Смутного времени до поры до времени, а остановимся более пристально на последней - войне 1919-1920 гг. и совсем чуть-чуть затронем Великую Отечественную для полноты картины так сказать.
 
Давайте немного вспомним события, предшествующие этой советско-польской войне. На момент начала в 1914 году  Первой мировой войны Польши, как государства, попросту не существовало и поэтому  польское население проживало в трех империях – Российской, Германской и Австро-Венгерской, а значит, военнообязанные служили в национальных формированиях трех армий, и "русские" поляки воевали против "немецких" и "австрийских". 5 ноября 1916 года Германия и Австро-Венгрия провозгласили "самостоятельность Царства Польского" без указания его границ. В ответ Россия 12 декабря 1916 года заявила о стремлении к созданию "свободной Польши" из всех ее трех частей. После отречения от власти Николая II Временное правительство также заявило о необходимости создания независимого Польского государства, находящегося в военном союзе с Россией. Однако в Польше эту идею не поддержали. Новые польские власти желали воссоздать Речь Посполитую в границах 1772 года. В октябре 1917 года большевики приняли Декларацию прав народов России, признававшую их право "на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства".
 
29 августа 1918 года советское правительство своим декретом отменило "все договоры и акты, заключенные правительством бывшей Российской империи с правительствами Королевства Прусского и Австро-Венгерской империи, касающиеся разделов Польши, "ввиду их противоречия принципу самоопределения наций и революционному правосознанию русского народа, признавшего за польским народом неотъемлемое право на самостоятельность и единство". Уже в октябре того же года Польше было предложено установить дипломатические отношения, а в ноябре 1918 года, когда Польша как независимое государство была восстановлена, встал вопрос о её новых границах Ну, и где тут покушение на "юную независимость"?

Тем временем, на территории Польши началось брожение. В Варшаве правил Регентский совет, в Люблине возникло "народное правительство", во Львове - Украинский национальный совет, провозгласивший Западно-Украинскую Народную Республику, в Кракове – Ликвидационная комиссия, взявшая на себя власть в Западной Галиции. Короче, все кончилось тем, что 14 ноября 1918 года вся власть была передана Ю.Пилсудскому, назначенному "временным начальником государства".
 
И вот, не успело это, разумеется, исключительно миролюбивое государство появиться на карте Европы, как будущий польский диктатор, маршал Пилсудский, напал в марте 1919-го на лежащую в руинах из-за гражданской войны и интервенции Россию. Это был настоящий блицкриг. В июне того же года в Польшу прибыла 70-тысячная польская армия, созданная во Франции и сформированная в значительной степени из американцев польского происхождения. Снабжение польской армии целиком взяли на себя американцы. Она была ими одета с иголочки и досыта ими же накормлена. За шесть месяцев 1919 года США поставили полякам 260 тысяч тонн продовольствия на огромную по тем временам сумму 51 млн долларов. И это только продовольствие! Военные поставки были еще более внушительными. Весной 1920 года Англия, Франция и США поставили Польше 1494 орудия, 2800 пулеметов, 385,5 тысячи винтовок, 42 тысячи револьверов, около 700 самолетов, 200 бронемашин, 800 грузовиков, 576 млн патронов, 10 млн снарядов, 4,5 тысячи повозок, 3 млн комплектов обмундирования, 4 млн пар обуви, средства связи и медикаменты. Не удивительно, что поначалу польская армия потеснила Красную армию. Однако сами поляки не были в состоянии пользоваться новейшей техникой того времени - не хватало квалификации. Поэтому эскадрилья имени Костюшко, действовавшая против армии Буденного, была сформирована из американских летчиков, а командовал ею полковник армии США Фаунтлерой. 8 августа 1919 года воодушевленные поляки захватили Минск. Но это были, так сказать, "пограничные инциденты". Дата "официального" старта советско-польской войны - 25 апреля 1920 года, когда началось наступление польских войск на Киев. Вторжение сопровождалось еврейскими погромами и массовыми расстрелами. Тысячи евреев погибли во время резни в городах Ровно и местечке Тетиево. Состоялись массовые расстрелы мирного населения в деревнях Ивановцы, Куча, Собачи, Яблуновка, Новая Гребля, Мельничи, Кирилловка. Украинские газеты того времени полны сообщений с мест, куда ступила обутая в американский ботинок нога польского солдата: "В Черкассы 4 мая доставлено 290 раненых  из городов и местечек, занятых поляками, - говорилось в одном из сообщений, - женщины и дети. Есть дети в возрасте от года до двух лет... Раны нанесены холодным оружием". В современном нам мире это называлось бы этнической чисткой. Поляки называли освобождением от большевизма...
 
Пилсудский, как и большинство польских политиков того времени (да и ряда современных, что уж тут скрывать), был сторонником восстановления границ 1772 года. Он считал, что чем дольше в России продлится неразбериха, тем большие территории сможет оттяпать Польша. Своеобразной "программой максимум" Пилсудского было создание на территории России ряда национальных государств, которые находились бы под влиянием Варшавы. По его мнению, это позволило бы Польше стать великой державой, заменив в Восточной Европе Россию.
 
"Замкнутая в пределах границ времён шестнадцатого века, отрезанная от Чёрного и Балтийского морей, лишённая земельных и ископаемых богатств Юга и Юго-Востока, Россия могла бы легко перейти в состояние второсортной державы, неспособной серьёзно угрожать новообретённой независимости Польши. Польша же, как самое большое и сильное из новых государств, могла бы легко обеспечить себе сферу влияния, которая простиралась бы от Финляндии до Кавказских гор".
— Ю. Пилсудский
Где-то я уже читала подобные высказывания?!
 
Пилсудский стремился захватить как можно больше территории, опасаясь, что в случае победы Колчака Антанта поддержит территориальные требования России. В апреле представитель миссии Антанты в Польше американский генерал Дж.Кернан докладывал в своем донесении президенту: "Хотя в Польше во всех сообщениях и разговорах речь постоянно идет об агрессии большевиков, я не мог заметить ничего подобного. Напротив, я с удовлетворением отмечал, что даже незначительные стычки на восточных границах Польши свидетельствовали скорее об агрессивных действиях поляков и о намерении как можно скорее занять русские земли и продвинуться насколько возможно дальше".

15 апреля 1919 года Польша предложила Литве восстановить польско-литовскую унию, но эта идея не была поддержана в Каунасе. Польские войска пошли вперед и с боями захватили Вильно (Вильнюс). Несмотря на то, что польское руководство планировало обставить захват Вильнюса как акцию, необходимую для свободного объединения Польши и Литвы, создать польско-литовское правительство не удалось. Вместо него на Виленский край была распространена военно-оккупационная власть польской администрации – Гражданского управления Восточных земель. Обещание Пилсудского в воззвании "К жителям бывшего Великого Княжества Литовского" о том, что он хочет дать им "возможность разрешения внутренних, национальных и религиозных проблем по собственному усмотрению, без какого бы то ни было насилия или давления со стороны Польши" оказалось пустым звуком. Мне вот интересно, кто же в Литве покусился на их независимость?! Русские или может всё-таки это сделали поляки?! Что-то я не слышу возгласов о "польской оккупации".

В течение 1919 года польские войска продвигались вперед. 8 декабря Верховный совет Антанты огласил Декларацию о временных восточных границах Польши, согласно которой границей стала линия этнографического преобладания польского населения от Восточной Пруссии до бывшей русско-австрийской границе на Буге. Однако относительно оккупированных Польшей земель на востоке там не было ни слова. На Западе пришли к мнению, что разрушенная войной Россия угрозой не является, но на её границах нужен "санитарный кордон" в виде сильной Польши. Москва в очередной раз предложила Польше "немедленно начать переговоры с целью заключения прочного и длительного мира".. и снова ответа не было.

В феврале 1920 года в интервью газете "Эко де Пари" Пилсудский заявил, что
 
в отношении Литвы, Белоруссии и Украины "свобода земель нами оккупированных является для меня решающим фактором…Мы на штыках несем этим несчастным землям свободу без всяких оговорок".
 
В информационном документе, подготовленном 1 марта по указанию Пилсудского для командования Волынского фронта, было написано, что
 
"глава государства и польское правительство стоят на позиции безусловного ослабления России…В настоящее время польское правительство намерено поддержать национальное украинское движение, чтобы создать самостоятельное украинское государство и таким путем значительно ослабить Россию, оторвав от нее самую богатую зерном и природными ископаемыми окраину. Ведущей идеей создания самостоятельной Украины является создание барьера между Польшей и Россией и переход Украины под польское влияние и обеспечение таким путем экспансии Польши как экономической – для создания себе рынка сбыта, так и политической".
 
Ну вот собственно, то о чём они так давно мечтали, у них и получилось... Украину оторвали...

Польские войска продолжили наступление в Белоруссии, а в мае начали наступление на Украине. К началу июня они продвинулись на 200-300 км восточнее так называемой линии Керзона, установленной Антантой. Были захвачены и Минск, и Киев. В середине июня советские войска перешли в контрнаступление. Отступающая польская армия, как смерч, проходит по территории, круша и сжигая еврейские местечки. Пинск, Лунинец, Василевичи, Городея, Койданово, Несвиж, Песочное, Мир, Узда, Столбцы, Уречье - вот далеко не полный перечень "белорусских" еврейских погромов, учиненных борцами за Великую Польшу. По данным информационно-статистического отдела Евобкома (Еврейский областной комитет) минимальное количество евреев, пострадавших при отступлении поляков из Беларуси летом 1920 года, составило 350 тысяч человек, из них 120 тысяч детей. Через три месяца упорных оборонительных и наступательных боев советские войска вышли к Варшаве.  Однако огромная помощь Польше со стороны Антанты и ошибки советского командования не позволили Красной армии одержать победу... но главное не в этом.

Главное в том, что на "юную независимость" Польши Россия в 1920 году не покушалась. Красная армия не могла в то время сражаться дальше, так как было нужно разгромить Врангеля и освободить Крым. Поэтому за Польшей и остались до 1939 года Западные Белоруссия и Украина, а также Виленский край. Не было бы захватов поляками чужой земли, жили бы в мире с соседями - не было бы и тысяч жертв 1939 года. Но в истории нет сослагательного наклонения.

Весной 2012 года Европейский суд по правам человека принял решение о невиновности России в массовом расстреле солдат и офицеров польской армии под Катынью. Польская сторона почти полностью проиграла это дело. Но зато сколько лет муссировалась эта трагедия в СМИ и обществе! А всё потому, что Катынь для Польши — всё! Поляки никогда не простят России возвращения Алексеем Михайловичем, Екатериной Великой, Сталиным исконных русских земель, захваченных поляками в XV-XVII веках.
 
В России, Белоруссии и на Украине тема Катыни массово распропагандирована еще с позднесоветских времен. А вот о гибели десятков тысяч соотечественников в польских концлагерях почти ничего не известно. Мне хотелось бы хоть немного поспособствовать исторической справедливости и рассказать вам, мои дорогие читатели, об этой не менее трагической истории, чем расстрел около 20 тыс. польских военнопленных.
 
В результате начатой Польшей против Советской России войны польской армией было захвачено в плен свыше 150 тыс. красноармейцев. Всего, в совокупности с политическими заключенными и интернированными гражданскими лицами, в польском плену и концлагерях оказалось более 200 тысяч красноармейцев, гражданских лиц, белогвардейцев, бойцов антибольшевистских и националистических (украинских и белорусских) формирований. 80 тыс. красноармейцев они истребили, сколько погибло в концлагерях мирного населения - не счесть.


Вторая Речь Посполитая создала огромный «архипелаг» из десятков концентрационных лагерей, станций, тюрем и крепостных казематов. Он раскинулся на территории Польши, Белоруссии, Украины и Литвы и включал не только десятки концентрационных лагерей, в том числе открыто именовавшихся в тогдашней европейской прессе «лагерями смерти» и т.н. лагеря интернированных (в основном это были концлагеря, построенные немцами и австрийцами в период Первой мировой войны, такие как Стшалково, Шиптюрно, Ланьцут, Тухоле), но и тюрьмы, сортировочные концентрационные станции, пункты сосредоточения и различные военные объекты вроде Модлина и Брестской крепости, где было сразу четыре концлагеря - Буг-шуппе, форт Берг, казарма Граевского и офицерский...

Самым страшным считался концлагерь в Стшалково /между Познанью и Варшавой/. Командовавшие лагерем капитан Вагнер и поручик Малиновский секли заключенных бичами, сделанными из колючей проволоки. Обычная норма при избиении составляла 50 ударов. Тех, кто просил пощады, тут же расстреливали, пишет польский журнал. В этот лагерь попали солдаты латышского полка российской армии, добровольно сдавшие оружие и перешедшие на сторону поляков. В лагере с них сняли всю одежду и предупредили, что "живыми они из лагеря не выйдут, поскольку являются жидовскими наемниками". Латышам запрещали выходить из бараков за водой и вообще не давали есть. От нечеловеческих условий погибло несколько десятков солдат этого полка. Остальным удалось спастись только благодаря тому, что в лагерь прибыла следственная комиссия и Вагнер с Малиновским были арестованы.

Положение пленных уже в первые месяцы функционирования концлагерей было настолько страшным и гибельным, что в сентябре 1919 года законодательный орган (сейм) Польши создал специальную комиссию по расследованию ситуации в концлагерях. Комиссия завершила работу в 1920 году непосредственно перед началом польского наступления на Киев. Она не только указала на плохие санитарные условия в лагерях, а также господствующий среди пленных голод,  но и признала вину военных властей за то, что «смертность от тифа была доведена до крайней степени».
Как отмечают российские исследователи, сегодня «польская сторона, несмотря на бесспорные факты бесчеловечного отношения к пленным красноармейцам в 1919-1922 гг., не признает своей ответственности за их гибель в польском плену и категорически отвергает любые обвинения по этому поводу в свой адрес. Особое возмущение поляков вызывают попытки провести параллели между нацистскими концентрационными лагерями и польскими лагерями для военнопленных. Однако основания для подобных сравнений есть...

Как отмечал заместитель генерального комиссара Гражданского управления восточных земель Михаил Коссаковский, убить или замучить “большевика”, к которым относились и мирные советские жители, не считалось грехом. Один из примеров того, во что это выливалось на практике: пленённый летом 1919 года культработник РККА Н.А.Вальден (Подольский) позже воспоминал, как на остановках к эшелону, куда он, раздетый поляками до “подштанников и рубахи, босой”, был загружен и в котором пленные первые 7-8 суток ехали “без всякой пищи”, приходили польские интеллигенты, чтобы поиздеваться или проверить личное оружие на пленных, в результате чего “многих мы недосчитались за нашу поездку”.

А это уже из доклада председателя Российско-Украинской делегации смешанной советско-польской комиссии по делам военнопленных, беженцев и заложников Е.Аболтина, подготовленного в феврале 1923 года:
 
 "Может быть, ввиду исторической ненависти поляков к русским или по другим экономическим и политическим причинам военнопленные в Польше рассматривались не как безоружные солдаты противника, а как бесправные рабы... Пища выдавалась негодная для потребления и ниже всякого прожиточного минимума. При попадании в плен с военнопленного снимали все годное к носке обмундирование, и военнопленные оставались очень часто в одном нижнем белье, в каком и жили за лагерной проволокой... поляки обращались с ними не как с людьми равной расы, а как с рабами. Избиения военнопленных практиковались на каждом шагу».
 
Здесь же есть упоминание о привлечении этих несчастных на работы, унижающие человеческое достоинство: людей запрягали вместо лошадей в телеги, плуги, бороны, ассенизационные повозки."

Из телеграммы А.А.Иоффе т. Чичерину от 14 декабря 1920 г. Рига:

«Особенно тяжело положение пленных в лагере Стржалково. Смертность среди военнопленных настолько велика, что, если она не уменьшится, все они вымрут в течение шести месяцев. В таком же режиме, как коммунистов, держат всех пленных красноармейцев евреев, содержа их в отдельных бараках. Их режим ухудшается вследствие культивируемого в Польше антисемитизма».

А вот цитата из доклада о посещении в октябре 1919 г. лагерей в Брест-Литовске уполномоченными Международного комитета Красного Креста в присутствии врача французской военной миссии. Численность размещенных в четырех лагерях в Брестской крепости военнопленных составляла на тот период 3861 человек:

“От караульных помещений, так же как и от бывших конюшен, в которых размещены военнопленные, исходит тошнотворный запах. Пленные зябко жмутся вокруг импровизированной печки, где горят несколько поленьев, — единственный способ обогрева. Ночью, укрываясь от первых холодов, они тесными рядами укладываются группами по 300 человек в плохо освещенных и плохо проветриваемых бараках, на досках, без матрасов и одеял. Пленные большей частью одеты в лохмотья... "


Из дневника красноармейца Михаила Ильичева (взятый в плен на территории Белоруссии, он был узником концлагеря Стшалково):

«...осенью 1920-го нас везли в вагонах, наполовину заполненных углем. Теснота была адова, не доезжая станции высадки, шесть человек скончались. Потом сутки нас мариновали в каком-то болотце - это чтобы мы не могли лечь на землю и спать. Потом погнали под конвоем до места. Один раненый не мог идти, мы по очереди тащили его, чем сбивали шаг колонны. Конвою это надоело, и они забили его прикладами. Стало ясно - долго мы так не протянем, а когда увидели гнилые бараки и наших, бродивших за колючкой в чем мать родила, реальность скорой смерти сделалась очевидной».

Согласно показаниям бежавшего из плена красноармейца В.В.Валуева, попавшего в плен 18 августа под Новоминском:

«Из всего состава (пленено было около 1000 человек – прим.), - показывал он на допросе в Ковно, - выбрали коммунистов, комсостав, комиссаров и евреев, причем тут же на глазах всех красноармейцев один комиссар-еврей был избит и потом расстрелян».

Далее он свидетельствовал, что у всех отбирали обмундирование, а кто сразу не исполнял приказания польские легионеры избивали до смерти. Всех попавших в плен отправили в концентрационный лагерь Тухоль Поморского воеводства, где уже было много раненых, которых не перевязывали неделями, вследствие чего у них в ранах заводились черви. Многие из раненых умирали, каждый день хоронили по 30-35 человек.

Имеются также данные об использовании пленных в качестве живых мишеней. Генерал-майор В.И. Филатов – в начале 1990-х гг. редактор «Военно-исторического журнала», одним из первых поднявший тему массовой гибели красноармейцев в польских концлагерях, пишет, что любимым занятием у некоторых польских кавалеристов («лучших в Европе») было – ставить пленных красноармейцев по всему огромному кавалерийскому плацу и учиться на них как «разваливать до пояса» со всего «богатырского» плеча, на полном скаку человека. Отважные паны рубили пленных «с налету, с повороту». Плацев для «тренировок» в кавалерийской рубке имелось множество...

Красноармейцы в польском плену более подробно можно почитать по ссылке

В результате разгрома нашей Красной Армии, как я уже писала выше, Польше отошли земли Западной Украины и Западной Белоруссии. На этих территориях сразу же начал утверждаться "новый порядок", схожий с тем, который позже наводили гитлеровцы на оккупированных территориях. Тоже расстреливали, вешали, пороли до смерти, сжигали поселки, разрушали храмы, силой окатоличивали. Бывший начальник штаба генерала Листовского, когда при нем рассказывали, как мозжили головы и выламывали конечности, нехотя отвечал: «Пустяки! Я видел такой опыт: кому-то в распоротый живот зашили живого кота и бились об заклад, кто первый подохнет, человек или кот». Мирных жителей тиранили, всех огульно лишили национальности, принуждали к рабскому труду. Польские газеты без стеснения писали :"На все тамошнее белорусское население сверху донизу должен упасть ужас, от которого в его жилах застынет кровь". В 30-х годах польские жандармы в удостоверении личности в графе "национальность" у белорусов писали : "тутэйшие", то есть местные. Население должно было со временем забыть свои корни, свою культуру, свое национальное достоинство. На территориях Западной Украины и Западной Белоруссии разрушили почти все православные храмы, закрыли фактически все местные национальные школы. До оккупации в Западной Белоруссии действовало около 400 белорусских школ, 2 учительские семинарии и 5 гимназий. К 1939 году все школы были окончательно преобразованы в польские, а две трети православных храмов превращены в костелы. К середине 30-х годов около 43% белорусов были безграмотными, а студентов-белорусов не насчитывалось и двухсот человек.
 
"Выражаясь кратко, наше отношение к белорусам может быть сформулировано так: мы желаем одного и настойчиво требуем, чтобы это национальное меньшинство думало по-польски - ничего взамен не давать и ничего не делать в ином направлении". В случае если возникнет необходимость "этому населению что-нибудь дать и чем либо его заинтересовать", - это может быть сделано лишь с целью "чтобы оно мыслило по-польски и училось по-польски в духе польской государственности" (ГАОО ГО, ф.6195, оп.1, д.28, л.16).
 
Ну чем не речь Гитлера об онемечивании народов?!
 
В 1938 году был принят специальный декрет президента Польской республики, зафиксировавший, что польская политика в отношении православия должна "последовательно привести к нивелированию русского влияния в православной церкви и тем самым ускорить процесс ополячивания среди так называемых белорусов" (ГАОО ГО, ф.6195, оп.1, д.28, л.7-8).
 
Ну, а теперь перейдем к отношениям Польши с Германией. Как мы теперь уже знаем, Польское государство было образовано после Первой мировой войны на территориях, принадлежавших последние полтора века России, Германии и Австро-Венгрии. Агрессия и нарушение договоров - вот питательная среда для создания новой Польши. Граница с Германией была определена Версальским договором, по которому Польша получала Западную Пруссию, часть Силезии и район Познани, а преимущественно немецкий Данциг был объявлен свободным городом. Это внесло некие разногласия между Польшей и Германией. Но, после победы Гитлера на выборах, немецко-польские отношения улучшились до такой степени, что Польша в 1933 году добровольно взяла на себя функции представлять Германию в Лиге Наций. Польша была первой страной, с которой новый германский канцлер подписал серьезный внешнеполитический документ: 26 января 1934 года Германия и Польша заключили Пакт о ненападении сроком на 10 лет. Сотрудничество приобрело столь тесный характер, что Гитлер в январе 1939 года предложил Варшаве участвовать в походе на СССР. И был крайне удивлен и разочарован отказом Польши, которая в то время являлась еще и союзником Англии и Франции. Заигрывая с одними и другими, Варшава все время помнила о ситуации 20-х годов, когда русские и немцы обескровили друг друга и ей легко достались лавры победителя. Поэтому Польша всячески затягивала процесс переговоров, явно забывая, что находится в буферной зоне между двумя крупными и сильными державами - Россией и Германией. Варшаву не образумил даже пакт Молотова-Риббентропа: в Гитлере она врага не видела и вместе с Англией и Францией настраивала фюрера против Советского Союза. В датированном декабрем 1938 года докладе 2-го (разведывательного) отдела польского Генштаба подчеркивалось: "Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке... Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна остаться пассивной в этот замечательный исторический момент. Задача состоит в том, чтобы заблаговременно хорошо подготовиться физически и духовно... Главная цель - ослабление и разгром России".

В одном из интервью от 28 сентября 2005 года, опубликованном в официальном органе Польской республики - газете "Rzeczpospolita", профессор Исторического института Варшавского университета Павел Вечоркевич с солдатской прямотой отвечает на вопрос о степени дружбы Гитлера и его будущей "жертвы":

"Мы (Польша) могли бы найти место на стороне рейха почти такое же, как Италия, и наверняка лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз-Смиглы (маршал, главнокомандующий польской армией в 1939 году) принимали бы парад победоносных польско-германских войск"

Гитлер и министр иностранных дел Польши Юзеф Бек

Ненависть поляков к большевикам явно затуманивала их сознание.  Наиболее ярко антироссийские настроения, царившие в польском обществе, сформулировал заместитель министра внутренних дел Польши Юзеф Бек:

«Что касается России, то я не нахожу достаточно эпитетов, чтобы охарактеризовать ненависть, которую у нас испытывают по отношению к ней». Не менее красочно выражался и глава тогдашнего польского государства Юзеф Пилсудский: «Когда я возьму Москву, то на стене Кремля велю написать: “Говорить по-русски запрещено”». (Просто прелестно! И еще хватает наглости называть Сталина диктатором, а нашу страну агрессором).
 
И.Геббельс на приеме у Пильсудского. Справа Ю.Бек. 1934 г.
 
1 сентября 1939 года стало для Польши трагедией - гитлеровцы пересекли её границу и двинули танки вглубь страны. Второй удар Варшава получила с востока. 17 сентября 1939 года по договору с Германией советские войска начали наступление, освобождая свои утраченные 20 лет назад территории. На два фронта воевать крайне тяжело, поэтому военные действия быстро закончились - Польша была разделена на две части - немецкую и советскую. Англия и Франция в войну не вмешались, а предпочли пожертвовать союзником ради собственного спокойствия. Единственное, что сделала Англия - это приютила в Лондоне сбежавшее польское правительство, которое уже через полтора года стало искать отношения с ненавистным ему Советским Союзом. Вот так к нам и попало около 150 тысяч польских военнопленных, часть из которых  было направлено под Катынь (Смоленская область), где они трудились на строительстве шоссейных дорог. Но когда началась Великая Отечественная война, немцы настолько быстро продвигались к Смоленску, что эвакуировать оттуда поляков не удалось. Они вновь оказались в плену, на этот раз у немцев... Ну, а это уже другая, не менее интересная, история.
 
 
Использована информация из книг:
"Катынское дело. Проверка на русофобию" В. Илюхина
"Кто заставил Гитлера напасть на Сталина. Роковая ошибка Гитлера" Н. Стариков
 
  

2 комментария:

  1. сплошная брехня.

    ОтветитьУдалить
  2. Анонимный24 мая 2017 г., 21:33

    То есть, значит правильно сделали войска НКВД что расстреляли 10 000 поляков в Катыни?

    ОтветитьУдалить