Обо мне

Моя фотография
Москва, Russia
Добро пожаловать в мой блог!:)) Здесь я буду делиться с вами тем, что мне интересно. А интересует меня многое)) Моё самое любимое занятие - вышивка крестом, также нравится шить и вязать. Изучаю историю Великой Отечественной Войны. А ещё я с большим удовольствием занимаюсь коллекционированием кукол: современных и антикварных. Очень люблю шить для них наряды:)) Если у вас возникнут какие-нибудь вопросы, напишите мне по адресу LaCasalinga@mail.ru и я обязательно отвечу. Спасибо, что заходите:))

вторник, 27 января 2015 г.

70 ЛЕТ СО ДНЯ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОСВЕНЦИМА


Ровно семьдесят лет тому назад силами 1-го Украинского фронта, под командованием Маршала Ивана Степановича Конева, был освобождён печально известный теперь на весь мир концентрационный лагерь Освенцим - по-немецки он назывался Аушвиц. Находился он в Польше, недалеко от Кракова. Это был гигантский лагерь смерти. Одновременно в нём содержалось от 180 до 250 тысяч узников. До 1945 года ежедневно туда прибывало  около 10 эшелонов с людьми. В каждом эшелоне было 40–50 вагонов. В каждом вагоне было от 50 до 100 человек. Около 70% прибывших уничтожались сразу. Всего в лагере гитлеровцы истребили около 4 млн. человек.


Аушвиц был одним из 6 лагерей смерти на территории Польши. Но только он был предназначен для уничтожения евреев со всей Европы. Остальные работали по территориальному принципу: в Майданеке, Собиборе, Треблинке и Белжеце уничтожали преимущественно польских евреев, проживавших в т.н. Генерал-губернаторстве. В Хелмно - евреев из западной Польши, присоединенной к Рейху. Все они прекратили существование как центры уничтожения в 1943 г. (последним был Майданек - 3 ноября).
Два восточных филиала Аушвица – Моновиц и Зарац – были освобождены бойцами 100-й и 322-й дивизий 106-го стрелкового корпуса. Примерно в тот же день, 27 января, еще один филиал Освенцима – Явожно – был освобожден бойцами 286-й дивизии 115-го 59-й армии 4-го Украинского фронта. 28 января части 107-й дивизии (командир – полковник В. Петренко) освободили Биркенау. По разным подсчетам, в боях за освобождение Аушвица - Биркенау отдали свои жизни от 234 до 350 советских солдат и офицеров.
Наши солдаты отдали свои жизни, чтобы освободить оставшихся в живых 2819 узников.  В их числе оказалось подданных Польши – 745 чел, Венгрии – 542 чел., Франции – 346 чел., Чехословакии – 315 чел., СССР – 180 чел., Голландии – 159 чел., Югославии – 149 чел., Италии – 91 чел., Греции – 76 чел., Румынии – 52 чел., Бельгии – 41 чел. и других стран.


Поэтому печально теперь читать в новостях о том, что наш Президент не был приглашён на годовщину освобождения Освенцима.

Это пощёчина всей нашей стране! Это неуважение памяти всех погибших советских солдат! Это чудовищная и мерзкая по своей сути попытка осквернить светлую память о миллионах человеческих жизней и судеб из десятков стран!

Жаль, что историческая память у европейцев оказалась столь короткой - Бог им судья... А я буду всегда помнить о том, кто принёс мир не только на нашу землю, но и в Европу. И чтобы сейчас не говорили и не писали на Западе, люди в то время с большой радостью встречали своих освободителей - солдат Советской Красной Армии.
А теперь, я хотела бы напомнить всем нам об ужасах, которые творились за стенами Освенцима...

30 апреля 1940 года гауптштурмфюрер Рудольф Хёсс, в возрасте 39 лет, после шести лет службы в частях СС, был назначен комендантом в один из первых концентрационных лагерей, находящимся в небольшом польском городке - Освенциме.
До Освенцима он успел поработать надзирателем в лагере Дахау, который располагался в Баварии. Этот лагерь был создан в марте 1933 году, всего через каких-то два месяца после того, как Адольф Гитлер стал канцлером Германии. Первые заключенные, которые попали в Дахау, были в основном политическими оппонентами нацистов. Режим в лагере был не просто жестоким; всё было утроено так, чтобы сломить волю заключенных. Насилие и ненависть, которую нацисты испытывали к своим врагам, они возвели в определенную систему и порядок. Дахау печально известен физическим садизмом, царившим в лагере: порки и жестокие избиения были обычным делом. Именно в Дахау была введена система "капо", которая впоследствии была принята во всех концентрационных лагерях и сыграла очень важную роль в управлении Освенцимом. В каждом блоке или рабочей "команде" лагерное начальство назначало на эту должность одного из заключенных - и он приобретал огромную власть над другими заключенными. Неудивительно, что этой властью часто злоупотребляли. Однако сами капо тоже сильно рисковали - в случае, если вызовут недовольство своих хозяев из СС. Как только капо переставал устраивать своих хозяев, он становился обычным заключенным и тогда участь его была незавидна.

Именно в Дахау Хёсс постиг сущность стратегии СС - беспощадность. "Каждый, у кого возникнет даже самое малое проявление сострадания по отношению к ним (заключённым), должен немедленно покинуть наши ряды. Мне нужны только твердые как скала, абсолютно преданные члены СС. В наших рядах нет места мягкотелым" - так учил его Теодор Эйке, первый комендант лагеря. Так что любая форма сострадания или жалости признавалась проявлением слабости.

Вторым важным уроком, усвоенным Хёссом в Дахау, была мысль о том, что заключенные легче переносят неволю, когда СС даёт им возможность работать. Он был настолько убеждён в благотворном эффекте труда в концентрационном лагере, что даже перенёс в Освенцим лозунг, ранее использованный в Дахау - Arbeit macht frei (Труд делает свободным), - и приказал выбить его на металлических воротах при входе в лагерь.
На территории лагеря Дахау побывало 250 тысяч узников, погибло около 70 тысяч человек, из них больше 10 тысяч советских солдат. Сегодня здесь находится мемориальный комплекс.

Изначально Освенцим был задуман как транзитный концентрационный лагерь - на нацистском жаргоне "карантинный", - в котором должны были содержаться заключенные перед отправлением в другие лагеря рейха. Но уже через несколько дней после создания лагеря стало ясно, что он будет функционировать самостоятельно, как место постоянного заключения. А содержать тут собирались поляков, ставших совершенно ненужными рейху после захвата Польши.

Первыми заключенными, прибывшими в Освенцим в июне 1940 года, были, однако, не поляки, а немцы - 30 уголовников, переведённых сюда из лагеря Заксенхаузен. Им надлежало стать первыми капо - заключенными, которые будут действовать в качестве агентов контроля СС над польскими заключенными. Сам вид этих капо произвёл сильнейшее впечатление на поляков, прибывших в Освенцим первым эшелоном.

"Когда мы прибыли, эти немецкие капо набросились на нас, орали и били нас короткими дубинками, - рассказывает Вильгельм Брассе, прибывший в Освенцим примерно в то же время. - Когда кто-нибудь из новоприбывших заключенных не так быстро, как им бы хотелось, слезал из вагона для скота, в котором он прибыл в лагерь, капо набрасывались на него и жестоко избивали, а в некоторых случаях убивали на месте. Я ужаснулся. Все мы были охвачены ужасом."

Первые польские заключённые попали в лагерь по разным причинам: по подозрению в работе на польское подполье или же в том, что они были членами одной из социальных групп, особенно преследуемых нацистами (как, например, священники и интеллигенция), - или просто потому, что не понравились какому-нибудь немцу.

Самая первая задача, поставленная перед заключенными, была проста: они должны были сами себе построить лагерь. Инструменты для работы при этом были самые простейшие. А из-за нехватки стройматериалов, приходилось разбирать соседние дома, в которых раньше жили поляки, - тащили всё: кирпичи, доски, любую древесину. Труд был просто каторжный, в лагере шла ежедневная борьба за выживание. Особенно садистское обращение ожидало две группы людей: священников и евреев. У них больше всего было шансов, нежели у других прибывающих заключённых, попасть в штрафную команду, которую возглавлял один из самых жестоких капо лагеря, Эрнст Кранкеман.

Это был невероятно толстый мужчина, имел привычку сидеть на огромном катке, который использовали для того, чтобы выравнивать плац для перекличек в центре лагеря.

"Когда я первый раз увидел Кранкемана, - рассказывает Ежи Белецкий, один из первых заключенных, прибывших в Освенцим, - заключённые выравнивали площадку между двумя блоками. Этот каток был невероятно тяжёлым: двадцать или двадцать пять человек тянули его с огромным трудом. Кранкеман жестоко избивал их плетью, выкрикивая: "Эй, вы, собаки, а ну живее!"

Белецкий видел, как этих заключенных заставили работать без перерыва целый день. Когда наступил вечер, один из них не выдержал и рухнул на колени, не в силах подняться. Тогда Кранкеман приказал остальным заключённым штрафной команды направить гигантский каток на выбившегося из сил товарища. Зрелище было ужасным!

Эсесовцы были далеко не безразличными зрителями такой жестокости - наоборот, они  её не только активно поощряли, они её культивировали. Капо, отличавшиеся особенным зверством, получали от СС всяческое вознаграждение: дополнительную порцию супа, хлеба или сигарет.

Из протокола допроса Шваба (1902 года рождения, уроженец Вены, австриец (рейхсдойч), подданный Германии, беспартийный. С августа 1944 по январь 1945 года унтер-капо (помощник надсмотрщика), затем блокэльтестер (старший блока) концлагеря Освенцим. По постановлению Особого совещания при МГБ СССР от 29 ноября 1947 года "за издевательство и соучастие в уничтожении советских граждан" заключен в исправительный лагерь сроком на 25 лет. По заключению Генеральной прокуратуры РФ от 28 мая 2002 года признан "не подлежащим реабилитации"):

"Находясь в лагере смерти Освенцим, я работал унтер-капо, а затем старшим блока. Всех заключенных, которые выходили из строя от побоев, голода и непосильного труда, я отправлял в Биркенау, где они расстреливались, вешались, сжигались на кострах или уничтожались в газовых камерах. Все издевательства в лагере смерти не только не пресекали, а наоборот, поощрялись командованием лагеря, а потому я выслуживался перед немцами издевательствами над заключенными в должности унтер-капо старшего блока. Как я, так и все унтер-капо, капо и старшие блоков получали в месяц по 20 и более марок, а также паек. Других каких-либо вознаграждений я не получал..."
Из протокола допроса Альфреда Скшипека (1910 года рождения, уроженец Кролевска Хута, Верхняя Силезия, поляк, подданный Германии - "фольксдойче", по специальности слесарь, бывший участник польской подпольной организации "Млада Польска". С июня 1940-го по 19 марта 1942 года находился в концлагере Освенцим; блокэльтестер барака номер 8. За издевательства и соучастие в уничтожении советских граждан заключен в лагерь сроком на 25 лет):

"Дело в том, что немцы создали в Освенцимском концлагере такую систему уничтожения, что все издевательства проводились руками самих же заключенных. Из среды заключенных назначались: старший лагеря, старшие блоков, обер-капо, капо и унтер-капо (надсмотрщики), которые чинили издевательства и побои над заключенными. Стремясь угодить эсэсовцам и выслужиться перед ними, капо избивали заключенных за малейшие нарушения порядка. Таким образом, не было ни одного капо, ни одного старшего блока, кто бы ни издевался и ни избивал заключенных. О провинившихся заключенных я никому не докладывал, а наказывал их самолично, то есть избивал их имевшимся у меня специально для этой цели куском резинового шланга...

Мне известно о применении над заключенными пыток, так называемый "штейнбункер", это значит, что в маленькую камеру помещалось 20-30 человек заключенных, где они могли только стоять. Окон в этой камере не было, имелась только щель в несколько миллиметров. Воздух в такую камеру почти не поступал, и заключенные задыхались. "Вассербункер" - пытка водой. В каменный мешок - для одного человека, так, что он не мог шевелиться, пускалась вода, которая капала медленно на голову заключенного, и он мучительно умирал.

Когда прибывал транспорт с заключенными зимой, лиц, предназначенных для уничтожения, заставляли раздетыми и разутыми работать на морозе до тех пор, пока они не падали и не замерзали. За такой "сеанс" погибало 200-300 человек".


Несмотря на царившую в лагере кошмарную жестокость, Освенцим, с точки зрения нацистов, всё ещё был тихой заводью в водовороте бесчеловечной реорганизации Польши.

В ноябре 1940 года Рудольф Хёсс встретился с Гиммлером для обсуждения плана развития Освенцима. Гиммлер предложил создать на территории лагеря мощные лаборатории и службы по растениеводству, а также начать работы по животноводству. Он хотел создать на этой земле сельскохозяйственный рай. "Исчезнут кричаще безвкусные усадьбы поляков, а на их месте появятся крепкие, хорошо управляемые немецкие фермы." И Хёсс, и Гиммлер когда-то сами были фермерами; у обоих была эмоциональная привязанность к возделыванию земли. Поэтому идея превратить Освенцим в некий центр сельскохозяйственной науки обоим казалась очень заманчивой.

И том факт, что Освенцим был расположен в совсем неподходящем месте для создания такого предприятия, уже не имел для Гиммлера никакого значения.  Расположенный у слияния рек Сола и Висла, лагерь находился в местности, печально известной постоянными паводками и наводнениями. И вот, с того самого дня и до конца существования лагеря, узники Освенцима будут трудится, претворяя видение Гиммлера в жизнь, копая канавы, осушая болота и укрепляя берега рек. Это безумие принесёт гибель тысячам людей. Но кого это волновало на тот момент?


К концу 1940 года Хёсс создал основные структуры и принципы, согласно которым лагерь будет функционировать следующие четыре года:
- капо, контролирующие каждый момент жизни заключенных
- жесточайший режим
- царящее в лагере убеждение, что если заключённый не сумел как-то увильнуть из команды, направляемой на опасные работы, его ждет быстрая и непредвиденная смерть.

Но, кроме этого, было создано ещё одно явление, которое ярче всего  символизировало нацистскую лагерную культуру, - это был блок 11 или как его ещё называли - блок смерти.



Снаружи этот блок ничем не отличался от остальных красно-коричневых бараков, которые ровными рядами выстроились по всей территории лагеря. Но у этого здания была своя, присущая только ему, функция - и все в лагере знали об этом. Блок 11 был тюрьмой внутри тюрьмы - местом пыток и убийств.

На допросах нацисты пытали заключенных блока 11 самыми чудовищными способами: их подвешивали за руки, связанные за спиной, били плетьми, пытали водой, загоняли иглы под ногти, жгли каленным железом, обливали бензином и поджигали. Любимым способом пытки, особенно зимой, состоял в том, что голову заключенного прижимали к раскаленной металлической печке-буржуйке до тех пор, пока он им не давал нужные показания. Лицо человека после такой пытки почти полностью сгорало...

В те дни в блоке 11 властвовал унтерштурмфюрер СС Эрнст Максимилиан Грабнер. Перед вступлением в СС Грабнер был пастухом, пас коров, а теперь в его власти было решать, кому из узников его блока жить, а кому умирать. Каждую неделю он занимался "очисткой бункера". Процесс заключался в том, что Грабнер вместе с коллегами вершил судьбу каждого заключенного блока 11. Некоторых оставляли в камерах, других приговаривали к "наказанию 1" или "наказанию 2". "Наказание 1" означало побои плетьми или какую-нибудь другую пытку, "наказание 2" означало немедленную смерть. Тех, кого приговаривали к смерти, сначала отводили в умывальные комнаты на первом этаже блока 11 и приказывали раздеться. Затем их, уже голых, выводили через боковую дверь в закрытый внутренний двор - здесь его и убивали выстрелом в голову.

Но не только заключенные Освенцима страдали в блоке 11 - это было еще и место расположения полицейского дисциплинарного суда. Так что поляки, арестованные гестапо в городе, могли прямиком попасть сюда из внешнего мира, даже не проходя через весь ужас лагеря.

Тем временем, Освенцим вступал в новый, крайне важный этап своего развития, когда еще у одного немца появилась некая "идея", которая существенно повлияла на жизнь лагеря. Доктор Отто Амброс, сотрудник фирмы I.G. Farben, гигантского промышленного конгломерата, подыскивал подходящую площадку для размещения на Востоке завода по производству синтетического каучука.


Для «Фарбена» выбор Освенцима в качестве места для строительства завода по производству каучука был логичным, обусловленным вескими практическими соображениями. Концентрационный лагерь, расположенный поблизости, обеспечивал огромному комплексу гарантированный неиссякаемый источник рабского труда, и, что весьма удобно, заключенных, истощенных непосильной работой, можно было без хлопот «увольнять».

Поблизости была расположена угольная шахта, и три реки, сливаясь, обеспечивали достаточное поступление воды. В сочетании с этими тремя реками государственная железная дорога и прекрасное шоссе обеспечивали отличное транспортное сообщение. Однако не только эти преимущества стали решающими в выборе места: руководство СС намеревалось многократно расширить расположенный рядом концентрационный лагерь.

Руководство «Фарбена», предвкушая огромные прибыли, решило финансировать строительство огромного комплекса на собственные средства, не привлекая денег нацистского режима, и вложило в проект 900 000 000 рейхсмарок — почти 250 000 000 долларов по курсу 1945 года или свыше двух миллиардов долларов в нынешних ценах. Этот завод по производству синтетического каучука должен был затмить все подобные.

Возведение огромного комплекса по производству синтетического каучука и газолина было завершено. Через строительную площадку прошло свыше трехсот тысяч заключенных концентрационного лагеря; из них двадцать пять тысяч умерли от истощения, не выдержав изнурительного труда. Комплекс получился гигантским. Настолько огромным, что «он потреблял больше электроэнергии, чем весь Берлин».

Но какими бы обширными ни казались планы Гиммлера и компании I.G. Farben относительно Освенцима, они не шли ни в какое сравнение с далеко идущими планами, которые в то время обсуждались нацистами в Берлине. На протяжении нескольких месяцев офицеры Верховного командования работали над планом вторжения в Советский Союз под кодовым названием "операция "Барбаросса". Гитлер еще в июле 1940 года объявил своим военачальникам, что лучший способ быстро окончить войну - это уничтожить Советский Союз. Перспектива войны против нашей страны привела к возникновению в умах нацистских лидеров самых радикальных идей. Уже на этой стадии, когда планы еще только составлялись, было абсолютно ясно, что евреев (и не только их) Советского Союза ожидают ужасные испытания. В своей речи, произнесённой в рейхстаге 30 января 1939 года, Гитлер обозначил чёткую связь между будущей мировой войной и уничтожением евреев:
"Сегодня я хочу вновь стать пророком: если международным финансистам и евреям - как в Европе, так и за её пределами - удастся еще раз ввергнуть народы в мировую войну, результатом станет не большевизация мира и связанная с ней победа еврейства, а полное уничтожение еврейской расы в Европе".

А чтобы понять, какое отношение было у "порядочных бюргеров" к евреям и цыганам, приведу отрывок из протокола допроса Эдуарда Гайслера (1890 года рождения, уроженец деревни Бруненсдорф (Австрия), немец, из рабочих, образование 8 классов, женат. С марта 1944 по апрель 1945 года командир отделения в охранном батальоне СС дивизии СС "Мертвая голова"; унтер-офицер. 21 августа 1945 года Военным трибуналом гарнизона Берлина осужден к расстрелу):

"Будучи в учебной роте по истреблению людей в основном еврейской национальности и цыган, учили, что такую национальность, как еврей, мы должны уничтожить на территории Германии и оккупированных немецкими войсками стран и районов Советского Союза из-за того, что эта национальность никогда не хочет работать на физических работах, а занимается торговлей, обманом и унижением других национальностей, в частности, немцев, что они всегда пролезают на высокие должностные посты и тем самым ущемляют такую национальность, как немцы, а цыгане вообще живут на обманах, и поэтому всех цыган и евреев мы - немцы - должны будем уничтожить от малого до старого, чтобы эта нация вообще не существовала на земле. Евреи и цыгане, по рассказам в учебной роте, являлись врагами немецкой национальности первой категории, и их немедленно всякими средствами мы должны были истреблять, так как эти нации и являлись зачинщиками второй империалистической войны".
Гитлер считал, что Советский Союз был очагом большевистско-еврейского заговора. Между евреем и большевиком он ставил знак равенства.
Шла война, продовольствия не хватало. Чтобы прокормить немецкую армию, всё, что можно было есть, изымалось у местного населения. Продовольственный кризис назревал не только на Восточном фронте, но и в Польше. В июле Рольф-Хайнц Гепнер из СС писал Адольфу Эйхману, который на тот момент был начальником отдела, занимавшегося еврейским вопросом в Главном управлении имперской безопасности:
"Существует опасность того, что этой зимой мы больше не сможем прокормить всех евреев. Имеет смысл честно взвесить все за и против и подумать, а не было бы более гуманным решением просто прикончить всех тех евреев, которые не способны работать, посредством какого-либо быстродействующего приспособления. В любом случае это более милосердно, нежели дать им всем умереть от голода"
Еще раз: "убить тех евреев, которые "не могут работать", а не всех". Вот оно, немецкое милосердие и гуманизм.
Всё чаще и чаще, начиная с весны 1941 года, нацисты начали делать различия между евреями, которые были полезны Германии и теми, которые не были. Это разделение и проявится при печально известных "отборах" в Освенциме.
В конце июля  Гиммлер издал приказ, призванный решить судьбу тех евреев, которых нацисты считали "бесполезными едоками". Это касалось в первую очередь территории Восточного фронта. Начались массовые убийства всех евреев: и мужчин, и женщин, и детей. Этим летом нацистами было принято "окончательное решение еврейского вопроса", определившее судьбы миллионов евреев, проживающих в Германии, Польше и странах Западной Европы. 31 июля Геринг подписал документ, в котором было написано следующее:
"В дополнение к поставленной вам 24 января 1939 года задаче по решению еврейского вопроса посредством их эмиграции и эвакуации самым подходящим для этого способом я приказываю вам представить на рассмотрение всесторонний план организационных и материально-подготовительных мер для приведения в жизнь планируемого окончательного решения еврейского вопроса"
Массовые расстрелы пагубно сказывались на психике немецких солдат. В августе 1941 года Гиммлер приехал в Минск и своими глазами увидел собственные команды смерти в действии. Обергруппенфюрер СС фон дем Бах-Зелевски, который также присутствовал при расстреле, сказал Гиммлеру следующее:
"Здесь расстреляли всего сотню людей... Посмотрите на глаза наших солдат из расстрельной команды: они потрясены до глубины души! Эти солдаты уже конченные люди до конца своих дней. Каких последователей нашей идеи мы готовим здесь? Или психопатов, или озверевших дикарей!"
После всего увиденного в Минске, Гиммлер отдал приказ разработать такой способ уничтожения людей, который бы не вызывал таких психологических проблем у его солдат и офицеров. Занялся разработками доктор Альберт Видман из Технического института криминологии. Именно он разработал в своё время технологию удушения газом, с помощью которой в рейхе уничтожали душевнобольных. Теперь он собирался использовать свой опыт и в нашей стране.
Первым методом, который Видман испробовал, пытаясь "улучшить" технологию убийств в Советском Союзе, стала попытка взрывать заключенных.  Несколько душевнобольных затолкали в блиндаж и заложили туда динамит. По словам очевидца "...это было ужасное зрелище. Взрыв оказался недостаточно мощным. Несколько выживших, но раненых душевнобольных выползали из блиндажа, плача и стеная... Блиндаж полностью завалило. Части человеческих тел валялись повсюду и даже висели на ветвях."
Проведя этот кошмарный эксперимент, Видман осознал, что взрывы - явно не тот путь, который желает видеть Гиммлер. Он приступил к поискам другого метода.
Следующей идеей было проведение опыта с угарным газом. Что он и проделал в Могилёве, недалеко от Минска: присоединив шланг с одной стороны к выхлопной трубе автомобиля, он провел этот шланг в кирпичный подвал городской психиатрической больницы. Группу пациентов заперли в этом подвале и завели мотор автомобиля, к которому вел этот шланг. Результат не заставил себя ждать - все умерли.
Так был придуман дешевый и эффективный способ уничтожения людей, который бы уменьшил психологическое воздействие совершаемого преступления на убийц.
Чуть позднее Гиммлер вызвал Хёсса к себе и сказал: "Фюрер приказал приступить к "окончательному решению еврейского вопроса", и мы должны выполнить поставленную нам задачу. Для этой цели я выбрал Освенцим, поскольку там существует удобная транспортная развязка, и это место довольно изолировано от остального мира."
Хёсс на тот момент уже и сам начал думать над эффективным способом уничтожения людей: слишком много было уже расстреляно узников в лагере. И этот способ был найден его заместителем Карлом Фричем. У него произошел тот же "полет мысли", что и у Видмана. Он решил найти новое применение для пестицида, используемого для  борьбы с насекомыми. Этот пестицид продавался в банках, и назывался "Циклон Б" (его выпускала фирма Degesch, которая за период 1941-1944 гг. от продажи этого газа получила около 300 тыс. марок прибыли.) 

Если его можно использовать для уничтожения вшей, то почему его нельзя использовать для уничтожения "человеческих паразитов"? А поскольку блок 11 уже был местом казней внутри лагеря и его подвал был герметично изолирован, то он естественно стал самым подходящим местом для того, чтобы провести эксперимент.

И провели... отнесли в подвал сначала тяжелобольных из госпиталя, а затем согнали туда военнопленных советских солдат.
Когда Хёсс вернулся, Фрич доложил ему об удачно проведенном эксперименте. Хёсс лично присутствовал при следующем отравлении газом заключенных. Надев противогаз, он наблюдал за тем, как они умирали... Он был очень рад тому, что нашли такой способ убийства, который избавит его от нужды устраивать "кровавую бойню". Но он ошибался. Настоящая кровавая бойня только начиналась...
 А теперь, остановимся буквально на минутку, чтобы осознать всё, что тогда происходило. Я вот читаю об этом, и у меня просто волосы на голове начинают шевелиться - в голове просто не укладывается то, что они делали. Переживая за психику своих солдат, они придумывали способы бескровного умерщвления людей! Просто так. Буднично. С перерывами на обед или утренний кофе (а может быть чай) думали, как быстро и дёшево избавляться от ненужных им узников! И это был наступивший новый мировой порядок! Всё! По другому бы уже не было. Никогда! Если бы у нашего народа не хватило сил и мужества выстоять против этой машины смерти, поглотившей почти всю Европу и уже стоящей у Москвы. Но народ советский выстоял... Спасибо им за это...

Осенью 1941 года началось строительство второго лагеря — Аушвиц II (Биркенау) — в 3 км от первого, на территории близлежащего села Бжезинка. Биркенау, тонувший в грязи и нечистотах, был страшным местом. Как вспоминал эсэсовец Пери Броад: "Условия в Биркенау были значительно хуже, чем в Освенциме (основном лагере). Ноги на каждом шагу вязли в липком болоте. Не было воды, чтобы помыться". Заключенные были вынуждены жить в условиях полной деградации, покрываясь грязью и собственными нечистотами.
Лагерь строился силами советских военнопленных и достаточно быстрыми темпами. В октябре 1941 их численность составляла 10 000 человек - почти половину всех узников. Руководил строительством этого лагеря оберштурмбанфюрер СС Карл Бишофф, один из главных специалистов Администрации строительства Ваффен СС. Именно он впоследствии будет руководить сооружением газовых камер и крематориев.

Военнопленных ежедневно выводили на строительные работы пешком. Три километра в одну сторону; три в другую. От изнурительного труда выжило не более 2 000 из 15 000 советских солдат и офицеров, оказавшихся в лагере за все годы его существования.
Из протокола допроса свидетеля Якова Гордона ( 1910 года рождения, еврей, уроженец Вильно, образование высшее, по специальности врач):

"Первая группа советских военнопленных прибыла в лагерь в ноябре 1941 года около 11 тысяч человек. После тоже привозили военнопленных, и общее количество их дошло до 16 тысяч. Советских военнопленных офицеров, политработников и коммунистов расстреливали немедленно на 11-м блоке, остальные уничтожались постепенно разными другими способами. По состоянию на 17 января 1945 года русских военнопленных оставалось только 96 человек. Остальные были уничтожены"

Для обслуживания построенных поблизости фабрик и шахт был построен Аушвиц III - группа из приблизительно 40 небольших лагерей. Крупнейшим из таких лагерей был Мановиц, берущий название от польской деревни, располагавшейся на его территории. Он начал функционировать в мае 1942 года и был приписан к компании I.G. Farben. Такие лагеря регулярно посещали доктора и отбирали слабых и больных для газовых камер Биркенау.

Осенью 1941 года поменялось место проведения экспериментов с газом "Циклон Б". Они перестали проводиться в блоке 11 и теперь проходили в крематории лагеря, всего в нескольких десятках метрах от кабинета Хёсса и главного административного блока СС. Это для властей лагеря решало одну проблему - тела из блока 11 больше не нужно было везти к крематорию через весь лагерь на ручных тележках.
Но создало другую: теперь людей убивали не в укромном подвале тюремного блока, а в более открытом месте, в морге, рядом с печами крематория. 


В начале 42-го года один из заключенных лагеря, Ежи Белецкий, стал свидетелем прибытия советских военнопленных, которых собирались умертвить газом в этом новом месте:

"Ночью я услышал какое-то движение снаружи. Я спросил: "Ребята, что происходит? Давайте посмотрим". Мы подошли к окну и услышали крики и стоны, и увидели группу людей, совершенно голых, бегущих по направлению к крематорию. Рядом бежали эсэсовцы с автоматами. Нам все это было видно в свете прожекторов над проволочным заграждением. Падал снег, было морозно, наверное, минус пятнадцать или двадцать. Все стонали и орали от холода. Это были невообразимые вопли. Такого я еще не слышал. Вот так, голые, они и вошли в газовую камеру. Это было адское, чудовищное зрелище."

Аушвиц II начал функционировать 1 марта 1942 года. И сразу же началось массовое уничтожение евреев в газовых камерах.
 
Из протокола допроса роттенфюрера СС Вилли Штайборна (1911 года рождения, уроженец села Буковины Старовартовского повята, поляк, немецкий подданный с 1942 года, образование 6 классов, холост. С ноября 1941 по январь 1945 года служил охранником Освенцимского концлагеря, роттенфюрер СС. Арестован 23 марта 1945 года, содержался в Лефортовской тюрьме. По постановлению Особого совещания при МГБ СССР от 29 ноября 1947 года "за издевательства и соучастие в уничтожении советских граждан" заключен в исправительный трудовой лагерь сроком на 25 лет):

"В 1941 году после оккупации Польши я добровольно пошел на службу в немецкую армию, служил в войсках СС при Освенцимском лагере в должности роттенфюрера. В этой должности я находился до ликвидации лагеря в связи с приближением войск Красной армии, то есть до января 1945 года.

Когда я прибыл на службу в охрану СС, оберштурмфюрер Просман ознакомил меня с обязанностями эсэсовца и инструкцией: "Вы должны знать, что охраняете врагов Германии и не должны с ними церемониться. Вы имеете право избить, убить заключенного и вести себя так, чтобы заключенные боялись вашего взгляда. Побольше бейте заключенных, издевайтесь над ними, убивайте их".

Точно сказать не могу, но в лагере находилось до 80 тысяч заключенных, ежедневно много привозили, и много убывало от голода, непосильного труда и расстрелов.

В лагерь Биркенау ежедневно прибывало по несколько транспортов с заключенными, абсолютное большинство которых сразу же шло на уничтожение в газовые камеры, и только незначительное число людей отбирались на работы в лагере. Уничтожение людей также проводилось путем умерщвления их уколами. Часть заключенных расстреливали в блоке номер 11, часть вешали. Вообще же в Освенцимском лагере все было рассчитано на то, чтобы заключенные в нем погибали. Так что больше 1-3 месяцев никто из заключенных на работе не выдерживал.

Однажды зимой в лагерь прибыл транспорт заключенных-женщин до 2000 человек. Штурмбанфюрер Амаер заставил их всех снять обувь и босыми несколько часов подряд работать на морозе. Многие из них заболели и были уничтожены.

Весной 1944 года был случай, когда большая группа заключенных поляков, русских и лиц других национальностей были намечены к уничтожению. Их стали гнать на территорию крематория, заключенные стали сопротивляться, тогда эсэсовцы спустили на заключенных стаю собак и затравили их собаками. Часто ради своего удовольствия эсэсовцы травили собаками одиночных заключенных, женщин и мужчин, эсэсовцы стояли и любовались, как собаки загрызали свою жертву".

Собственно концлагерь для заключенных включал 33 барака (блока).
Уже 15 августа 1942 г. Бишофф представил новый план развития лагеря, рассчитанного на 300 000 узников и включавшего специальное отделение для массового уничтожения евреев.
Согласно этому плану в марте - июле 1943 г. в Биркенау было построено 4 крематория и газовых камеры. Крематории работали круглосуточно, с трехчасовым перерывом на очистку печей от человеческого праха и отработанного топлива. Прах на тачках вывозили на ближайшие поля - использовали как удобрение.

крематорий
Когда поступало слишком много эшелонов с узниками, нацисты не успевали всех отравлять в газовых камерах. Тогда приходилось сжигать трупы, а иногда и живых еще людей (особенно детей) на больших кострах. Дым и зарево  от этих костров были видны за многие километры. В тех случаях, когда со стороны этих громадных костров дул ветер, невыносимо было дышать от смрада горящих человеческих тел. Костры устраивали в глубоких ямах, где слоями укладывали трупы и дрова. Такой костер, состоящий из 2.500 до 3.000 трупов и живых людей, обливали бензином или смолой, и поджигали. Горел он несколько часов подряд. Обычно жгли на двух кострах попеременно, истребляя, таким образом, свыше 10.000 человек в сутки.



Внутри были созданы 4 мини-лагеря, которые к маю 1944 г. соединили железнодорожными путями. Один из них на лагерном жаргоне называли «Мехико» - прибывавших немедленно отправляли в замаскированные под душевые газовые камеры.

В газовых камерах были установлены душевые распылители, которые выполняли лишь одну функцию - удерживали узников от паники, заставляя их верить в "душевую легенду". Когда камера была полностью заполнена, дежурный офицер СС, "дезинфектор", засыпал через специальную дверцу в крыше кристаллы "Циклона Б". Одновременно в одну такую камеру помещалось до 2 500 человек, и через 10-15 минут всё было кончено... Затем включалась вентиляция и через полчаса туда входили члены зондеркоманды и начинали вытаскивать трупы для сожжения в печах крематория. Перед этим нужно было состричь волосы, собрать золотые украшения, вырвать золотые зубы. Членов зондеркоманды каждые два месяца немцы убивали и сжигали - они слишком много знали.


Аушвиц выполнял две функции: концлагерь для людей разных национальностей и место уничтожения. Число его узников постоянно росло. 26 марта 1942 г. появляется женский лагерь. В феврале 1943 г. - цыганский. К январю 1944 г. в Аушвице находилось около 81 тысячи узников. В июле - более 92 тысяч. В августе - более 145 тысяч.
В зонах немецкой оккупации под контролем гражданской администрации нацисты создали сотни гетто. Некоторые из них (Минское и Львовское) входило в число 5 наиболее крупных гетто Европы, где содержалось свыше 100 тысяч узников.  В зоне военной оккупации десятки тысяч евреев расстреливали без создания гетто. Зловещий пример - Бабий Яр в Киеве.
Наиболее крупными гетто на территории Польши (здесь они впервые появились в конце 1939 г.) были Варшавское и Лодзинское. На территории Германии, как и в подавляющем большинстве оккупированных ею стран, гетто в классическом смысле слова (с переселением евреев в особый квартал; огораживанием его колючей проволокой или каменной стеной, с внутренней и внешней охраной) не создавались. Но евреев регистрировали. Маркировали их документы и, нередко, квартиры, заставляли носить опознавательные знаки - нашитые на одежды шестиконечные желтые звезды Давида, либо повязки с шестиконечной звездой.
После ванзейской конференции, которая состоялась 20 января 1942 года, евреев европейских государств стали собирать в транзитные лагеря и отправлять в лагеря уничтожения. Так началось "окончательное решение еврейского вопроса"...
Когда же в Аушвиц доставили первых жертв по программе «окончательного решения»? Документально зафиксировано: 26 марта в Аушвиц прибыл эшелон из Словакии.
Это были первые евреи из другого государства. Число пассажирок (а в этом эшелоне были только женщины) - 999 человек.
Обычно узников встречали весьма своеобразным приветствием: «Вы приехали не в санаторий, а в немецкий концлагерь, из которого только один выход - через трубу крематория».
Юзеф Пачиньский, заключенный Освенцима, стал свидетелем прибытия группы евреев-мужчин, которых прислали в лагерь для ликвидации:
"Они (эсэсовцы) были очень вежливы с этими несчастными: "Пожалуйста, снимите одежду и аккуратно сложите ваши вещи". И эти люди разделись, а затем их заставили зайти внутрь (в крематорий), и двери за ними закрылись. Потом эсэсовец залез на плоскую крышу здания. Он надел противогаз, открыл люк (в крыше), засыпал туда порошок и закрыл люк. Когда он это сделал, изнутри, несмотря на толстые стены, послышались дикие крики."
Ключевым в этой новой манере казни стало то, что узников успокаивали и обнадеживали. Лагерные власти осознали, что заключенных, прибывших извне, не стоит загонять палками и побоями в газовую камеру. Теперь процедура должна была убедить вновь прибывших, что поход во временную газовую камеру в крематории - это на самом деле обычная часть процедуры поступления в лагерь: их не собираются убивать, а только в душе "проводят дезинфекцию".
Для нацистов это был серьезный успех, ведь он разрешал кучу трудностей, с которыми столкнулись первые команды палачей. Оказалось, что обманом, а не грубой силой не только легче знать людей в газовые камеры, но это еще и меньший психологический стресс для самих убийц.
Заодно это было и решением другой практической проблемы, с которой нацисты столкнулись, забирая вещи своих жертв. Многие первые умерщвления с помощью газа проводились так, что заключенные умирали в одежде, и её после смерти было трудно с них снять. А теперь те, кто должен погибнуть, раздеваются добровольно; они даже аккуратно сворачивают вещи и связывают шнурками свои ботинки.


Самой большой проблемой, с которой столкнулись нацисты, были громкие крики:
"Чтобы заглушить крик, использовали рев двигателей, - вспоминает Юзеф Пачиньский. - Два мотоцикла ревели так, что никто за ними ничего не расслышал бы. Люди вопили, но потом крики становились все слабее и слабее. Палачи использовали эти мотоциклы, чтобы скрыть пронзительные крики казненных, но потерпели неудачу."
Страшные крики внутри газовой камеры никогда нельзя было полностью заглушить и поэтому эти убийства невозможно было скрыть от других заключенных. Необходимо было придумать другие способы массовых убийств...
Освенцим стал превращаться в уникальное учреждение в нацистском государстве. С одной стороны, некоторых заключенных все еще принимали в лагерь, присваивали им порядковый номер и заставляли работать. С другой стороны, теперь существовала целая категория людей, которых убивали через часы, а иногда и минуты после прибытия. Ни один другой нацистский лагерь не функционировал подобным образом.
Поэтому многие заключенные теперь жили и работали иногда годами, в учреждении, в котором при этом убивали других, чье знакомство с лагерем продолжалось считаные мгновения. Для евреев из прилегающих областей, признанных негодными к работе, Освенцим был местом постоянных казней; для поляков, которые уцелели в лагере с самого начала, Освенцим стал своего рода "домом".
Прибытие словаков в лагерь, внесло два важных изменения в жизнь Освенцима.
Первое изменение: теперь в лагерь принимали женщин; до этого момента Освенцим был исключительно мужским учреждением.


Из протокола допроса свидетеля Дунко Урбанской (1915 года рождения, уроженка Житомира, польско-подданная, еврейка, беспартийная, с высшим образованием):

"Для своего удовольствия эсэсовцы приказывали женщинам-заключенным обнажаться, и им устраивали "баню" - их помещали под душ, куда пускали то очень холодную воду, то очень горячую, а наблюдавшие эсэсовцы смеялись. При лагере был "десятый блок", представлявший экспериментальную лабораторию, где находились заключенные-женщины и над ними проводились эксперименты. Женщинам искусственно прививали рак и производили другие эксперименты, которые обычно производятся над животными. При лагере была "зубная лаборатория", где дезинфицировались и как-то обрабатывались зубы, выбитые у трупов. Мне лично известны случаи, когда заключенные, которые пререкались с эссэсовцами, сжигались живыми..."
Второе изменение: самая позорная процедура - первоначальный отбор. Эсэсовцы сразу разделили прибывших на тех, кто способен к работе и будет принят в лагерь, и тех, кто непригоден к работе и кого сразу убьют в газовых камерах.
По пути в газовые камеры офицеры СС болтали с жертвами, расспрашивали, кто они по профессии, чем занимаются.
Невозможно представить себе страдания матерей, которые подозревали, что их ждет, когда шли на смерть с детьми, как выразился Хёсс, словно "обремененные плодами фруктовые деревья в саду". Хёсс записал, как однажды женщина прошептала ему: "Как у вас рука поднимается убивать невинных деток? У вас совсем нет сердца?" В другой раз он видел, как женщина пыталась выбросить своих детей из газовой камеры, когда закрывали двери, крича: "Пощадите хотя бы моих бедных малышей!" Хёсса в некоторой степени эти душераздирающие зрелища приводили в смятение. Но не настолько, как он писал в своих мемуарах, что воспоминание о них нельзя было развеять стремительным галопом на лошади или несколькими рюмками.
В Освенциме семьи стремились любой ценой остаться вместе. И хотя мужчин отделяли от женщин, мужей от жен, нацисты вскоре поняли, что силой разлучать матерей с детьми - это почти идет вразрез их собственным интересам. Даже несмотря на то, что нацисты теряли ценную рабочую силу, посылая молодых здоровых женщин в газовые камеры вместе с детьми, они понимали, что отрывать мальчиков и девочек от мам против их воли приводили к таким ужасающим сценам, которые крайне усложняли эффективное руководство процессом убийств. Более того, те отрицательные эмоции, что испытывали сами немцы при таком разделении, по силе можно было сравнить с переживаниями расстрельных команд, которые убивали женщин и детей в упор - той самой травмой, которую призвано было смягчить создание газовых камер.
Вот как описывает прибытие евреев в Освенцим Оскар Гренинг, один из членов СС, работавших в лагере:
"Я стоял на пандусе, - говорит он, - и моей задачей было вместе с группой сопровождать багаж из приходящего транспорта."
Он наблюдал, как доктора СС сначала отделили мужчин от женщин и детей, затем отобрали тех, кто был годен к работе, и тех, кто должен сразу же быть убит газом.


"Слабых посадили в грузовики, - говорит Гренинг. - Это были машины Красного Креста - так пытались показать, что людям нечего бояться".
Процентов 80 - 90 были из прибывших были отобраны для немедленного уничтожения.
"Этот процесс (сортировки) происходил в относительно спокойной обстановке, - говорит он, - но, когда он закончился, место напоминало опустевшую ярмарочную площадь. Повсюду валялся хлам. И рядом с ним - больные, не способные идти, какой-то ребенок, который потерял мать или которого спрятали во время обыска поезда. Каждого из этих людей просто убили выстрелом в голову... ребенка просто схватили за ногу и бросили в грузовик... когда он запищал, как слабый цыпленок, его ударили о борт грузовика. Я не представлял себе, что эсэсовец способен размозжить ребенку голову... или застрелить, а потом побросать трупы в грузовик, как мешки с зерном".
Далее в Освенцим прибывали эшелоны с евреями уже из разных стран Европы: 30 марта прибывает первый эшелон из Франции; 17 июля - из Голландии; 5 августа из Бельгии; 18 августа - из Югославии; 7 октября из Терезина (Чехия); 1 декабря - из Норвегии; 1943 год. 23 октября - первый эшелон из Италии. 2 мая 1944 г. - первый эшелон из Венгрии. Так европейские цивилизованные страны избавлялись от своих евреев...
Сначала их высылали в перевалочные гетто, где происходил отбор, затем уже часть евреев, как "негодных к работе", отправляли в Освенцим и там их ожидала газовая камера и крематорий (через газовые камеры этой фабрики смерти в месяц проходило по 150 тысяч узников. А крематории и костры, горевшие день и ночь, сжигали в месяц 270 тысяч трупов).


Всё! Страшная машина избавления от "ненужных людей" работала на полную катушку... вплоть до января 1945 года, когда оставшихся в живых узников освободили солдаты Советской Красной Армии.
По свидетельству освобожденных узников, гитлеровцы уничтожали свидетельства своих преступлений - взорвали крематории, останки казненных зарыли в глубоких ямах и сверху посадили деревья. Выжить удалось немногим...

Из протокола допроса свидетеля Павла Вечерского (1889 года рождения, уроженец деревни Дриомвщина, Волосовского сельсовета. Фельдшер-акушер. Арестован гестапо в Минске 21 сентября 1943 года):

"В апреле 1944 года была вырыта яма 40 метров в диаметре и 2 метра глубины, которая горела, не прекращая своего зловещего огня, в ней сжигали каждый день десятки тысяч человеческих трупов. Фашисты, чтобы скрыть следы своих преступлений, всю яму зарыли и посадили на это место живые деревья.

Мне очень запомнилось 26 августа 1944 года, когда после построения на плацу так называемого опеля было сказано: "Русиши, вперед!" - и нас всех русских собрали к кухне, где было приготовлено две петли для повешения. Кругом были выставлены пулеметы с заправленными лентами. Вывели 2 русских человек в шинелях, один из них был артист Ленинградского Большого академического театра. Как только последний вышел на площадь, выкрикнул: "Товарищи! Смерть палачу Гитлеру! Да здравствует товарищ Сталин!" После этих слов эйсманы повалили его на землю, начали ломать ему руки, затолкнули в рот платок и воткнули ему под бороду перочинный нож. После чего волоком потащили его к месту казни, поставили на стол и одели на шею петлю. В этот момент этот бесстрашный герой, весь облитый кровью из раны в подбородке, сверхчеловеческими усилиями вытолкнул языком платок и еще раз, напрягая последние силы, крикнул: "Товарищи, отомстите за мою голову в тысячу раз проклятым фашистам!" У всех присутствовавших покатились слезы. Один из эйсманов подскочил к столу, где стоял этот бесстрашный герой, и хотел ударить его наганом, но в ответ получил такой пинок ногой, что отлетел на несколько метров. Комендант закончил читать приговор, и палачи пошли к столу казни, но не дошли они и нескольких метров, так как герой сам оттолкнулся ногами и кончил свою, вовек не забытую жизнь"



По материалам книги Лоуренса Риса "Освенцим: нацисты и "окончательное решение еврейского вопроса".

Рассекреченные Министерством Обороны России материалы об освобождении бойцами Красной Армии Освенцима можно посмотреть по ССЫЛКЕ .

1 комментарий:

  1. Читаю последний документ,нет ни слова про евреев в Освенциме. Вот евреи заявляют,что Освенцим был центром по уничтожению евреев.,сделали из него памятник культового плача по невинноубиенным евреям. Однако,такая вот нестыковка. Красная армия,которая и освободила Освенцим никаких евреев там не обнаружила.Ну тогда же наши офицеры не знали,что надо фасьсифицировать факты и писать: обнаружено сто тыщ евреев и немного русских,ну совсем немножко. Они были не в курсе,поэтому,как люди военные,всех пересчитали ,выяснили,кто есть кто и отрапортовали.

    ОтветитьУдалить