Обо мне

Моя фотография
Москва, Russia
Добро пожаловать в мой блог!:)) Здесь я буду делиться с вами тем, что мне интересно. А интересует меня многое)) Моё самое любимое занятие - вышивка крестом, также нравится шить и вязать. Изучаю историю Великой Отечественной Войны. А ещё я с большим удовольствием занимаюсь коллекционированием кукол: современных и антикварных. Очень люблю шить для них наряды:)) Если у вас возникнут какие-нибудь вопросы, напишите мне по адресу LaCasalinga@mail.ru и я обязательно отвечу. Спасибо, что заходите:))

пятница, 5 декабря 2014 г.

БИТВА ЗА МОСКВУ

 
МАРШ ЗАЩИТНИКОВ МОСКВЫ
 
В конце сентября 1941 года началась битва под Москвой - одна из крупнейших битв второй мировой войны.
 
Планируя так называемый блицкриг, гитлеровское руководство рассчитывало с ходу через Смоленск прорваться к советской столице и овладеть ею.  Гитлеровцам казалось, что с выполнением этой задачи будет достигнута конечная цель - разгром Советского Союза.
 
Ставка делалась на сокрушение советской обороны мощными стремительными ударами. Поэтому и сама готовившаяся операция получила крикливое название - "Тайфун".
 
Битва под Москвой развернулась на огромном пространстве. По характеру решавшихся советскими войсками задач она делится на два периода:
 
30 сентября - 5 декабря 1941 г. - оборонительные действия
6 декабря 1941г. - 8 января 1942 г. - контрнаступление, которое затем переросло в общее наступление советских войск на западном, северо-западном и юго-западном направлениях.
 

К началу октября перевес в общем соотношении сил на советско-германском фронте по-прежнему оставался за агрессором: советские войска продолжали испытывать недостаток в танках, самолетах, артиллерии, автоматическом оружии, боеприпасах.
 
Немецкое командование планировало прорвать оборону наших войск ударами мощных танковых группировок из районов Духовщины, Рославля и Шостки, окружить в районах Вязьмы и Брянска основные силы Западного, Резервного и Брянского фронтов. После этого пехотным соединениям предписывалось развернуть фронтальное наступление на Москву с запада, а танковым и моторизованным - нанести удары в обход города с севера и юга. Москву гитлеровцы рассчитывали блокировать, а её население - уморить голодом.
 
 
На совещании в штабе группы армий "Центр" осенью 1941 года Гитлер заявил, что город должен быть окружён так, чтобы "ни один русский солдат, ни один житель - будь то мужчина, женщина или ребенок - не мог его покинуть. Всякую попытку выхода подавлять силой". Он считал, что Москва и её окрестности должны быть затоплены, чтобы возникшее на их месте море навсегда скрыло советскую столицу от "цивилизованного мира". Вот что записал в своем военном дневнике начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии Гальдер: «Непоколебимо решение фюрера сровнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которое в противном случае мы будем вынуждены кормить в течение зимы. Задачу уничтожения этих городов должна выполнить авиация. Для этого не следует использовать танки. Это будет «народное бедствие, которое лишит центров не только большевиков, но и московитов (русских) вообще».
 
Немецко-фашистское командование планировало одновременно с проведением операции "Тайфун" возобновить наступление на тихвинском, ростовском и крымском направлениях. Оно надеялось усилением блокады Ленинграда принудить его защитников к капитуляции, овладеть Донбассом и Крымом, блокировать кавказское побережье. Успешное наступление на этих направлениях должно было, по замыслу врага, отвлечь силы Красной Армии из-под Москвы и тем самым облегчить достижение главной цели осеннего наступления - захвата советской столицы.

Враг рвался к Москве, ставя на карту всё.


 Уже стояли на подходе к столице платформы – из самой Германии! – на которых ждала своего часа 100-метровая фигура солдата рейха, изготовленная из нержавеющей стали. Этой скульптуре было уготовлено место посреди нового Немецкого моря, там, где когда-то стояла Москва. Эта фигура должна была стать олицетворением непобедимости фашистского оружия.

      Уже угодливо был подвезен из соседней Финляндии розовый мрамор для пьедестала памятника. Кстати, после войны этим мрамором – не пропадать же добру – москвичи облицуют фасад одного из домов на Тверской.
 
       Уже ждали на запасных путях своего часа четыре вагона с 60 тысячами немецких крестов – высшей наградой рейха – для особо отличившихся в операции «Тайфун», - и с медалями за взятие Москвы – каждому участнику. Все эти штучки были после Победы переплавлены, а из металла – очень символично! – были изготовлены лопаты, скребки и урны – для уборки мусора, для окурков и плевков. А с полсотни этих «наград» до сих пор находятся в музее Вооруженных Сил, насыпаны на пол в одной из витрин – чтобы все помнили и не забывали.

Но советские воины грудью встали на защиту столицы, проявляли невиданный героизм и стойкость, отстаивая каждую пядь родной земли. «Стоять насмерть!» - эти слова стали девизом защитников столицы. Ставка Верховного Главнокомандующего предписывала Западному фронту: «Прекратить атаки, перейти к обороне, прочно окопаться и – стоять насмерть!»
 
 
Государственный Комитет Обороны (ГКО) в эти крайне тревожные дни видел свою задачу в том, чтобы любой ценой отстоять столицу, быстро мобилизовать на её защиту силы народа и ресурсы страны. Необходимо было прежде всего как можно скорее восстановить нарушенное управление войсками и сформировать новую группировку, способную дать решительный отпор немецко-фашистским захватчикам. 5 октября ГКО принял специальное постановление о мерах по защите Москвы. Главным рубежом войск Западного фронта была определена Можайская линия обороны. Были даны указания о приведении этого участка в боевую готовность и выделении для этого из её резерва шести стрелковый дивизий, шести танковых бригад, более десяти противотанковых артиллерийских полков и пулеметных батальонов. Сюда спешно перебрасывались также несколько дивизий с других фронтов. Мощной немецкой группировке, имевшей в своем составе свыше 1500 танков, наш Западный фронт мог противопоставить всего лишь около 100 тысяч человек. А резервы с соседних участков фронтов из тыловых районов страны находились еще в пути.
 
 
12 октября ГКО принял решение о создании оборонительных рубежей непосредственно в районе столицы. Главный из них строился в 15-20 км от Москвы в форме полукольца. В самом городе возводились три пояса укреплений: по его окраинам, по окружной железной дороге и по Садовому кольцу. Вся система рубежей на ближних подступах к столице получила наименование Московской зоны обороны, которую возглавил командующий Московским военным округом генерал П.А. Артемьев.
 
 
Чрезвычайно сложная обстановка потребовала предельной мобилизации сил Москвы на отпор врагу. Была развернута огромная работа по мобилизации населения столицы на помощь фронту. Спешно формировались из добровольцев воинские части. Сотни тысяч москвичей включились в строительство оборонительных рубежей на непосредственных подступах к городу. Московские предприятия увеличили выпуск боевой техники, оружия и боеприпасов. 
 
 
Создавались истребительные батальоны, задачами которых были: уничтожение парашютных десантов противника; помощь милиции в поддержании порядка, охране стратегических объектов, поимке диверсантов; борьба с пожарами при бомбардировках. Отряды формировались из рабочих и служащих, которые продолжали работать на производстве, но в свободное от работы время находились на казарменном положении.
 
 
 
В тёмное время суток в Москве соблюдались строжайшие меры световой маскировки. Сигнальщики - немецкие диверсанты и завербованные ими горожане, подавали световые сигналы самолётам, обозначая цели для бомбометания: промышленные предприятия, склады, железнодорожные станции и другие стратегически важные объекты. Бойцы истребительных батальонов задержали несколько десятков подобных сигнальщиков. Была проведена большая работа по тушению пожаров, возникших в результате бомбардировок и по ликвидации последствий налётов вражеской авиации.
 
 
Из воспоминаний В.М. Бережкова (первый секретарь посольства СССР в Берлине):
 
"... Москва предстала перед нами в суровом военном облике. Уже на Ленинградском шоссе бросился в глаза укрепленный на торце одного из зданий плакат - строгое лицо русской женщины, в поднятой руке - текст военной присяги и надпись: "Родина-мать зовет!" Несколько раз наша машина обгоняла нестройно марширующие ряды ополченцев. Фасады домов причудливо раскрашены зелеными и коричневыми разводами, оконные стекла заклеены крест-накрест полосками бумаги. Ночью всех жильцов нашего дома поднял на ноги воздушный налет. Женщины и дети поспешили в подвал, мужчины поднялись на крышу. Мои первые трофеи: две небольшие зажигательные бомбы, потушенные в ведре с песком.
 
... Из работников аппарата Наркоминдела формируется отряд ополченцев. Каждый вечер ходим в парк в Марьиной роще на военные учения. Стрелковые занятия проводим за городом. Трижды в неделю ездим на электричке за 40 километров по Ярославской дороге. Там на опушке небольшого леса - стрельбище. Лежа в окопчиках, стреляем из винтовок по фанерным мишеням.
 
На площади Революции, напротив входа в метро, выставили на всеобщее обозрение немецкий бомбардировщик "Юнкерс", сбитый на подступах к Москве. Прохожие останавливаются, смотрят на фашистский самолет с черными зловещими крестами. Слышатся замечания:
- Молодцы наши зенитчики, приземлили такую махину. Значит, можем мы бить гитлеровцев. Мы им еще покажем...
 
 
Но немцы не прекращают своих ночных налетов. Несмотря на упорное сопротивление наших войск, они все дальше продвигаются на Восток. В военных сводках Советского информбюро появляются новые названия городов, новые направления вражеских ударов. Фронт медленно приближается к Москве. "
 
бомбоубежище на станции метро Маяковская
 
По решению ГКО из Москвы в Куйбышев была эвакуирована часть партийных и правительственных учреждений, а также весь дипломатический корпус. ГКО признал также целесообразным срочно вывезти остававшиеся еще в столице и области крупные оборонные заводы, научные и культурные учреждения.
 

Но уезжали из Москвы далеко не все. Уже в первые дни Великой Отечественной войны многие труженики Московского Прожекторного Завода с оружием в руках ушли защищать нашу Родину от фашистских захватчиков, они обороняли Москву в составе Первого ударного коммунистического батальона.
 
Вся страна стала военным лагерем, 8-часовой рабочий день сменился 12-часовым при двухсменной работе цехов. Дирекция завода, начальники цехов и руководители отделов перешли на казарменное положение.
 
Коллектив МПЗ начал выпускать в месяц до 300 прожекторов, до войны партия в 100 штук в месяц считалась неплохим результатом. Воинские расчеты прямо с территории завода увозили прожекторные станции на боевые позиции.
 
 
Основное производство (80%) было переведено в Новосибирск, оставшиеся мощности — в Йошкар-Олу. В Москве все старые помещения были подготовлены к подрыву, если это потребуется. В столице осталась группа прожекторцев — 540 человек. Они неотлучно находились на заводе в состоянии боевой готовности, считая себя мобилизованными на борьбу с врагом. Перед ними были поставлены две основные задачи: выполнять для фронта все заказы и укреплять оборону Москвы. Прожекторцы копали противотанковые рвы, окопы, ставили стальные ежи и сооружали лесные завалы в отведенных заводу участках — на Перовом Поле, в Кунцеве и в Бронницах.
 
 
В дни жестоких боев под Москвой на МПЗ, в помещении литейного цеха, воинские части с помощью заводчан ремонтировали танки, отправляющиеся после ремонта прямо на фронт.

 Автозавод имени Лихачева выпускал ППШ – пистолеты-пулеметы Шпагина. На Втором часовом заводе делали взрыватели к минам. Троллейбусный парк Ленинградского района делал гранаты. Привезенные с передовой танки ремонтировали заводы «Серп и молот» и «Красный пролетарий», там же производили боеприпасы. Даже небольшие предприятия, снабжавшие до войны москвичей галантереей, перешли на производство противотанковых гранат и взрывателей для бомб. 
 
 
Тем временем обстановка на фронте все более усложнялась. Войскам Красной Армии приходилось действовать в крайне тяжелой обстановке. В воздухе господствовала вражеская авиация. Танки гитлеровцев глубоко вклинивались в оборонительную полосу фронта. Вместе с армией на восток уходили люди, спасавшиеся от фашистской неволи. Дороги были забиты конными повозками, машинами, гуртами колхозного скота. Все это осложняло работу органов армейского и фронтового тыла, создавало дополнительные трудности в управлении войсками и их маневре.
 
 
Враг по-прежнему имел перевес в боевой технике и бросал в сражение всё новые соединения. Поэтому стабилизировать оборону на можайском рубеже не удалось, хотя войска Западного фронта сражались поистине героически. Гитлеровцы прорвались на нескольких участках, и бои шли уже в 80 - 100 км от Москвы. Она стала прифронтовым городом. Участились воздушные бомбардировки. Ставка во главе с И.В. Сталиным на протяжении всей грандиозной битвы оставалась в столице, организуя отсюда силы и средства страны на разгром врага.
 
 
Обстановка в городе была очень тревожная. 17 октября секретарь ЦК партии А.С. Щербаков выступил по Московскому радио. Он объяснил всю сложность обстановки, создавшейся на подступах к Москве, вынужденность и целесообразность эвакуации учреждений, заводов, населения. Опровергая распространявшиеся вражеской агентурой ложные слухи о сдаче столицы, Щербаков говорил: "... за Москву будем драться упорно, ожесточенно, до последней капли крови".
 
 
Документом огромной мобилизующей силы явилось постановление ГКО от 19 октября о защите Москвы. Ответственность за защиту рубежей в 100 - 120 км западнее города возлагалась на командующего Западным фронтом Г.К. Жукова, а за оборону ближайших подступов - на командующего Московским военным округом П.А. Артемьева.
 
 
С 20 октября в Москве и прилегающих к ней районах вводилось осадное положение. ГКО призвал всех жителей столицы "соблюдать порядок и спокойствие и оказывать Красной Армии ... всяческое содействие". И москвичи не подвели...
 

 
Сотни тысяч жителей столицы в осеннюю стужу и распутицу возводили оборонительные сооружения. В короткий срок были построены внешний оборонительный пояс и укрепления внутри города. Противотанковые рвы, лесные завалы, металлические ежи опоясали Москву с северо-запада, запада и юго-запада. На всех въездных путях стояли противотанковые орудия. Сотни огневых точек готовы были в любую минуту встретить противника. Героически отражали налеты вражеской авиации войска противовоздушной обороны и многотысячный отряд МПВО. Тысячи рабочих, служащих, деятелей искусства добровольно шли в батальоны и роты, из которых в ноябре были сформированы еще три дивизии.
 
 
В первых числах ноября наступление противника на Москву было остановлено почти на всех направлениях. Такой исход октябрьских боёв был явно неожиданным для фашистского командования. Свои неудачи оно стало объяснять осенними дождями и распутицей, якобы затормозившими продвижение немецких войск. Как-будто наши войска в это время воевали в лучших условиях и им не мешали дождь, непролазная грязь и холод.
 
 
Затишье на подступах к столице было тревожным. Разведка доносила, что немецкое командование лихорадочно перегруппировывает силы, спешно подбрасывает резервы. Так, в первой половине ноября оно подтянуло к Москве дополнительно до десяти дивизий, сосредоточило на волоколамско-клинском направлении 3-ю танковую группу, а 2-ю танковую группу усилило двумя армейскими корпусами и большим количеством танков. Противник стремился во что бы то ни стало захватить Москву до зимы. А в это же время тяжелое положение складывалось и на других флангах советско-германского фронта. На северо-западе гитлеровцы зажали в тисках блокады Ленинград. На юге к концу октября они заняли район Харькова, ворвались в юго-восточную часть Донбасса и вышли на подступы к Ростову.
 
В такой трудной и сложной обстановке советские люди встречали 24-ю годовщину Великой Октябрьской революции. Как и в мирные годы, в канун праздника (6 ноября) в Москве было проведено торжественное заседание Московского Совета депутатов трудящихся. Только на этот раз оно проходило в подземном зале станции метро "Площадь Маяковского". С докладом выступил Председатель Государственного Комитета Обороны И.В. Сталин.
 
 
В своей речи он подвел итоги и вскрыл причины неудач Красной Армии прошедших четырех месяцев войны. Я приведу лишь небольшую выдержку из этой речи (рекомендую почитать полностью). Она мне до боли напоминает сегодняшнее положение в мире, осталось только заменить названия некоторых стран:
 
"... Период мирного строительства кончился. Начался период освободительной войны с немецкими захватчиками.
 
... Я уже говорил в одном из своих выступлений в начале войны, что война создала опасную угрозу для нашей страны, что над нашей страной нависла серьёзная опасность, что нужно понять, осознать эту опасность и перестроить всю нашу работу на военный лад.
 
... Враг захватил большую часть Украины, Белоруссию, Молдавию, Литву, Латвию, Эстонию, ряд других областей, забрался в Донбасс, навис чёрной тучей над Ленинградом, угрожает нашей славной столице - Москве. Немецко-фашистские захватчики грабят нашу страну, разрушают созданные трудами рабочих, крестьян и интеллигенции города и села. Гитлеровские орды убивают и насилуют мирных жителей нашей страны, не щадя женщин, детей, стариков. Наши братья в захваченных немцами областях нашей страны стонут под игом немецких угнетателей.
 
... За 4 месяца войны мы потеряли убитыми 350 тысяч и пропавшими без вести 378 тысяч человек, а раненых имеем 1 миллион 20 тысяч человек. За этот же период враг потерял убитыми, ранеными и пленными более 4 с половиной миллионов человек. Не может быть сомнения, что в результате 4-х месяцев войны Германия, людские резервы которой уже иссякают, оказалась значительно более ослабленной, чем Советский Союз, резервы которого только теперь разворачиваются в полном объеме.
 
... Предпринимаю нападение на нашу страну, немецко-фашистские захватчики считали, что они наверняка смогут "покончить" с Советским Союзом в полтора-два месяца и сумеют в течение этого короткого времени дойти до Урала. Нужно сказать, что немцы не скрывали этого плана "молниеносной" победы. Они, наоборот, всячески рекламировали его ... Теперь этот сумасбродный план нужно считать окончательно провалившимся.
 
... Они рассчитывали прежде всего на то, что серьёзно надеялись создать всеобщую коалицию против СССР, вовлечь Великобританию и США в эту коалицию, предварительно запугав правящие круги этих стран призраком революции, и полностью изолировать таким образом нашу страну от других держав. Немцы знали, что их политика игры .... уже дала свои результаты во Франции, правители которой, дав себя запугать призраком революции, с перепугу положили под ноги Гитлера свою родину, отказавшись от сопротивления.
 
... СССР не только не оказался изолированным, а, наоборот, приобрёл новых союзников в лице Великобритании, США и других стран, оккупированных немцами.
 
... Немцы рассчитывали, во-вторых, на непрочность советского строя, непрочность советского тыла, полагая, что после первого же серьёзного удара и первых неудач Красной Армии откроются конфликты между рабочими и крестьянами, начнётся драчка между народами СССР, пойдут восстания и страна распадётся на составные части, что должно облегчить продвижение немецких захватчиков вплоть до Урала. Но немцы и здесь жестоко просчитались
 
... Немецкие захватчики рассчитывали, наконец, на слабость Красной Армии и Красного Флота, полагая, что немецкой армии и немецкому флоту удастся с первого же удара опрокинуть и рассеять нашу армию и наш флот, открыв себе дорогу на беспрепятственное продвижение в глубь нашей страны. Но немцы и здесь жестоко просчитались, переоценив свои силы и недооценив нашу армию и наш флот.
 
... Моральное состояние нашей армии выше, чем немецкой, ибо она защищает свою Родину от чужеземных захватчиков и верит в правоту своего дела, тогда как немецкая армия ведёт захватническую войну и грабит чужую страну, не имя возможности поверить хотя бы на минуту в правоту своего гнусного дела.
 
... Гитлеровская партия есть партия врагов демократических свобод, партия средневековой реакции и черносотенных погромов.
 И если эти оголтелые империалисты и злейшие реакционеры всё ещё продолжают рядиться в тогу "националистов" и "социалистов", то это они делают для того, чтобы обмануть народ, одурачить простаков и прикрыть флагом "национализма" и "социализма" свою разбойничью империалистическую сущность.
 Вороны, рядящиеся в павлиньи перья. Но как бы вороны ни рядились в павлиньи перья, они не перестанут быть воронами.
 
... И эти люди, лишенные совести и чести, люди с моралью животных имеют наглость призывать к уничтожению великой русской нации - нации Плеханова и Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Глинки и Чайковского, Горького и Чехова, Сеченова и Павлова, Репина и Сурикова, Суворова и Кутузова!..
 
Немецкие захватчики хотят иметь истребительную войну с народами СССР. Что же, если немцы хотят иметь истребительную войну, они её получат.
 
Отныне наша задача, задача народов СССР, задача бойцов, командиров и политработников нашей армии и нашего флота будет состоять в том, чтобы истребить всех немцев до единого, пробравшихся на территорию нашей Родины в качестве её оккупантов.
 
Никакой пощады немецким оккупантам!
Смерть немецким оккупантам!
 
...Существует ещё три основных фактора, сила которых растет изо дня в день и которые должны привести в недалеком будущем к неизбежному разгрому гитлеровского разбойничьего империализма.
 
Это, во-первых, непрочность "нового порядка" в Европе. Немецкие захватчики поработили народы европейского континента ... лишили их элементарных демократических свобод, лишили их права распоряжаться своей судьбой, отняли у них хлеб, мясо, сырье, превратили их в своих рабов, распяли на кресте поляков, чехов, сербов и решили, что, добившись господства в Европе, они могут теперь строить на этой основе мировое господство в Германии. Это называется у них "новый порядок в Европе"... Только гитлеровские самовлюбленные дурачки не видят, что "новый порядок в Европе" и пресловутая "основа" этого порядка представляет вулкан, готовый взорваться в любой момент и похоронить немецкий ... карточный домик.
 
... Это, во-вторых, непрочность германского тыла гитлеровских захватчиков. После того ... как гитлеровцы встали на путь захвата чужих земель и покорения чужих народов ... в германском народе произошёл глубокий перелом против продолжения войны, за ликвидацию войны.
 
... Это, наконец, коалиция СССР, Великобритании и Соединенных Штатов Америки...
 
... У нас нет и не может быть таких целей войны, как захват чужих территорий, покорение чужих народов ... Наша первая цель состоит в том, чтобы освободить наши территории и наши народы от немецко-фашистского ига ... Наша цель состоит в том, чтобы помочь этим народам в их освободительной борьбе против гитлеровской тирании и потом предоставить им вполне свободно устроиться на своей земле так, как они хотят. Никакого вмешательства во внутренние дела других народов!"
 
Ничего не меняется в этом мире, к сожалению... Только коалиции теперь другие, да слова "национализм" и "социализм" нужно заменить на "демократию" и "свободу слова"... и Франция всё та же...
 
Вернёмся к теме защиты Москвы.
 
7 ноября на Красной площади состоялся традиционный парад войск, на котором с речью выступил Сталин. Обращаясь к воинам, уходящим прямо с парада на фронт, он говорил: " На вас смотрит весь мир, как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков. На вас смотрят порабощенные народы Европы... как на своих освободителей. Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойными этой миссии! Война, которую вы ведёте, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова".
 


В этот день было морозно и ветрено. Одетые в добротное зимнее обмундирование, войска в полной боевой готовности шли мимо мавзолея, давая клятву превратить подступы к Москве в могилу для немецко-фашистских захватчиков. Мимо трибун проходила пехота, за ней двигались кавалерия, артиллерия, танки. Многоголосое "ура", мерная поступь полков, рокот моторов сливались в мощный гул.
 
Используя затишье под Москвой, советское командование продолжало укреплять оборонительные рубежи, пополняло фронты людьми и боевой техникой, завершало подготовку новых формирований.
 
Между тем Гитлер торопил своих генералов. Он требовал от них "в ближайшее время, любой ценой покончить с Москвой". Для захвата столицы немецко-фашистское командование сосредоточило крупные силы на флангах Западного фронта. 15 - 16 ноября оно начало новое наступление на город, вложив всю свою злобу, всю ярость в удар огромно силы.
 
Советские войска на каждый маневр противника отвечали контрманеврами, на каждый удар - контрударом. Фашистские войска несли огромные потери. Наступая, они шли буквально по трупам своих солдат и офицеров.
 
О характере боев, о стойкости советских воинов, о потерях врага можно судить по героическим действиям 316-й  дивизии. В течение 16 ноября она отразила несколько бешеных танковых атак гитлеровцев, рвавшихся к Москве по Волоколамскому шоссе. У разъезда Дубосеково части с утра подверглись сильной бомбежке. Не успел рассеяться дым от взрывов, как в атаку двинулись фашистские автоматчики. Но бойцы отбили её дружным огнём. Тогда противник бросил в бой 20 танков и новую группу автоматчиков. В этом момент в окопах появился политрук роты В.Г. Клочков. "Не так уж страшно, - сказал он бойцам, - меньше чем по танку на человека". Солдаты отразили и эту атаку, уничтожив 14 вражеских машин. Но вскоре снова донесся шум моторов. На этот раз атаковали уже 30 танков. Шла огромная сила против горстки бойцов. И в этот критический момент политрук произнес слова, которым суждено было войти в боевую летопись Отечественной войны: "Велика Россия, а отступать некуда: позади - Москва!" Четыре часа длился легендарный бой. Враг потерял 18 танков, множество солдат, но так и не смог пробиться вперед.
 
 
Мужественно, стойко, умело дрались и другие части 316-й дивизии. За героические действия это соединение было награждено орденом Красного Знамени и преобразовано в 8-ю гвардейскую, а её командир генерал И.В. Панфилов удостоился звания Героя Советского Союза. Ему не посчастливилось быть свидетелем полного разгрома врага под Москвой: 18 ноября у деревни Гусеново он пал смертью храбрых.
 
 
В боях на реке Озерна, юго-западнее Истры, 19 ноября отличился пулеметчик В. Хаметов. Оставшись один на важной высоте, он принял бой с ротой гитлеровцев. В течение всей второй половины дня до сумерек боец отбивал её атаки. Когда боевые товарищи Хаметова штыковым ударом отбросили противника от высоты, на подступах к ней они насчитали более сотни убитых вражеских солдат и офицеров. За этом подвиг В. Хаметов был награжден орденом Ленина.
 
Самоотверженно дрались солдаты 78-й стрелковой дивизии и на других рубежах под Истрой, а также на подступах к Дедовску. Здесь они окончательно остановили продвижение фашистов. Отсюда же несколько дней спустя соединение перешло  в контрнаступление.
 
Упорные бои шли и на подступах к Клину. 23 ноября вражеские войска продвинулись северо-восточнее и юго-западнее города и завязали бои на его улицах. Чтобы избежать окружения, соединения 16-й армии оставили Клин и Солнечногорск. Немецкие танки оказались всего лишь в 27 км от Москвы. Чтобы не допустить прорыва противника к столице, в район Хлебниково срочно была выдвинута оперативная группа полковника А.И. Лизюкова. В ходе ожесточённых боёв противник был остановлен. В районе Красной Поляны войска 16-й армии захватили два сверхтяжелых орудия. Они были специально доставлены к Москве для обстрела Кремля. Но фашистам не пришлось произвести из них ни одного выстрела.
 
 
На 42-м километре Ленинградского шоссе на высоком цоколе установлен танк Т-34. На постаменте выбита надпись: "Здесь 30 ноября 1941 года доблестные воины 16-й армии и московского ополчения остановили врага. С этих рубежей они начали разгром немецко-фашистских захватчиков".
 
 
Поражение терпели немецкие войска и под Тулой. Всё это говорило о том, что назревает кризис наступления врага на Москву. Перед советскими войсками встала историческая задача. Суть её получила чёткое выражение в названии передовой статьи "Правды" от 27 ноября 1941 года - "Под Москвой должен начаться разгром врага!" Этого момента в ходе битвы ждала вся страна. И вся страна помогала Москве. С востока непрерывным потоком шли эшелоны с вооружением и боеприпасами, прибывали дивизии и бригады с Урала, из Сибири и с Дальнего Востока. Мужественные ленинградцы, не прекращавшие в труднейших условиях блокады ковать оружие, часть его посылали столице. Герои-туляки сумели в полупустых цехах своих эвакуированных заводов отремонтировать и передать войскам 529 пулеметов, 66 танков, 70 орудий разных калибров. Помощь шла из многих других городов и районов.
 
 
Так закончилось наступление фашистских полчищ на Москву. Красная Армия выиграла оборонительное сражение. Ударные вражеские группировки были обескровлены. Только с 16 ноября по 5 декабря противник потерял под Москвой 55 тысяч человек убитыми и свыше 100 тысяч ранеными и обмороженными, 777 танков, 297 орудий и минометов, 244 пулемёта, 1500 самолётов. Основным средством борьбы с вражескими танками была артиллерия. С 16 ноября до 5 декабря от её огня противник потерял свыше 400 этих машин.
 
 
 
Огромную роль в достижении победы под Москвой сыграли советские Военно-воздушные силы. За два месяца боев авиация фронтов и ПВО столицы совершила более 51 тыс. самолёто-вылетов.
 

Во время сражения наши военные, для того, чтобы снизить прицельную точность немецких бомбардировщиков, запускали в московское небо аэростаты. Огромные 35-метровые "рыбины" висели на высоте 3-4 километров, серьезно осложняя работу немецкой авиации.

 
Провал операции "Тайфун" явился крупнейшим военно-политическим событием 1941 года. Полчища фашистских войск, наводившие ужас на народы Европы, были остановлены на подступах с советской столице в момент, когда многие в мире считали её падение неизбежным. Героическое сопротивление советских войск оказало отрезвляющее воздействие на фашистских генералов. "Теперь, - писал впоследствии бывший начальник штаба 4-й немецкой армии Блюментрит, - даже в ставке Гитлера вдруг поняли, что война в России по сути дела только начинается..." Неудачи под Москвой породили настроения неуверенности у значительной части фашистских солдат, офицеров и генералов.
 
 
В оборонительных боях под Москвой Красная Армия показала высокие образцы стойкости, выдержки, воинского мастерства, массового героизма. За доблесть и мужество многие соединения и части сухопутных войск, три авиаполка Западного фронта были преобразованы в гвардейские. Учрежденной в 1944 году медалью "За оборону Москвы" награждено более 1 млн. человек. В 1965 году Москве было присвоено почетное звание "Город - герой".
 
От себя лично хочу сказать большое спасибо всем, кто отстоял мой родной и любимый город. Низкий вам поклон!
 
Видимо, пришли времена, когда теперь уже и мы, нынешнее поколение, должны отстаивать свою Родину...
 

2 комментария:

  1. Оксана,спасибо! Я сейчас тоже как раз читала на эту тему,но совсем другую книгу К.Воробьева "Убиты под Москвой" и другие его повести и рассказы,сколько пережито,сколько заморено наших военнопленных ,не приведи Бог,это еще раз.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Светлана, рада, что Вам понравилось мое сообщение)) и что Вы остались к нему не равнодушны. Для меня, всё, что касается подвига нашего советского народа, священно! Сама отношусь к Победе в Великой Отечественной войне с большим трепетом и детей своих учу тому же. А книгу К. Воробьева я не читала, надо будет купить, спасибо, что подсказали об этом авторе.

      Удалить