Обо мне

Моя фотография
Москва, Russia
Добро пожаловать в мой блог!:)) Здесь я буду делиться с вами тем, что мне интересно. А интересует меня многое)) Моё самое любимое занятие - вышивка крестом, также нравится шить и вязать. Изучаю историю Великой Отечественной Войны. А ещё я с большим удовольствием занимаюсь коллекционированием кукол: современных и антикварных. Очень люблю шить для них наряды:)) Если у вас возникнут какие-нибудь вопросы, напишите мне по адресу LaCasalinga@mail.ru и я обязательно отвечу. Спасибо, что заходите:))

суббота, 7 октября 2017 г.

На Нюрбергском процессе... Паулюс.

"...Примером очередного жульничества адвоката была также история с допросом бывшего фельдмаршала Паулюса - командующего Шестой немецкой армией, разгромленной под Сталинградом. В свое время он написал заявление, адресованное советскому правительству, в котором подробно рассказывал о том, как готовилась война против Советского Союза. Заявление Паулюса было передано в распоряжение Международного Военного Трибунала.

Однако, когда советский обвинитель попытался огласить его на заседании трибунала, вдруг со своего места сорвался адвокат Кейтеля. Он заявил, что защита категорически возражает против оглашения этого документа, так как, видите ли, заявление не заверено в нотариальной конторе и вообще вызывает сомнение достоверность этого документа. Защитник настаивал на том, чтобы сам Паулюс, если он жив, предстал перед трибуналом.

Заявление Паулюса было одним из убедительных документов, подтверждавших преступления немецкого генералитета. Защитники всячески пытались отвести эту улику и неожиданно попали впросак. Дело в том, что после разгрома 330-тысячной армии Паулюса, после его сдачи в плен геббельсовская пропаганда распространила версию, что Паулюс погиб, а во всей Германии объявили трехдневный траур по случаю тяжелого поражения под Сталинградом. Защитники полагали, что если Паулюс и жив, то советское обвинение не решится вызвать его в Нюрнберг. Расчет был прост: подвергнуть сомнению подлинность заявления Паулюса и таким образом отвести от своих подзащитных одну из серьезных улик.

После того как адвокат сделал свое заявление, советский обвинитель, пытаясь сдержать ироническую улыбку, сказал:

- Господа судьи, если защита настаивает на вызове Паулюса, мы можем сейчас пригласить его в зал заседаний. Он находится рядом, в комнате свидетелей... 

Эти слова произвели впечатление неожиданно разорвавшейся бомбы. Замерли подсудимые, растерянно смотрели друг на друга защитники, у входа в зал началась суматоха - журналисты, слонявшиеся в кулуарах, бросились занимать свои места. Тот же защитник, немного оправившись, снова поднялся на трибуну и, запинаясь, сказал:

- Господа судьи, я проконсультировался со своими коллегами, и мы не возражаем против оглашения заявления Паулюса. Вызов его в трибунал считаем нецелесообразным...

Трудно было представить, что в течение буквально нескольких десятков секунд адвокат мог проконсультироваться с двумя дюжинами своих коллег.

Советский обвинитель еще раз сказал, что просит трибунал вызвать на заседание бывшего фельдмаршала Паулюса. Трибунал дал согласие, и в сопровождении коменданта суда в зал вошел высокий худощавый человек в штатском костюме. Это был Паулюс. В наступившей тишине послышалась грубая брань. Это Герман Геринг, обескураженный и обозленный появлением неожиданного свидетеля, громко выругался по адресу Паулюса.

Бывший фельдмаршал подтвердил на допросе свое заявление, рассказал о тайной подготовке нападения на Советский Союз, о роли немецкого генералитета в организации и руководстве фашистской агрессией.

Вскоре после описанного инцидента я разговаривал с одним американским юристом. Я поинтересовался его мнением о жульнических проделках адвокатов. Американец спокойно ответил:

- Я отлично понимаю их. Подсудимые могут защищаться любыми методами. Они и их адвокаты могут делать всё, что угодно, лишь бы добиться своей цели...

Но добиться своей цели на заседаниях Международного Военного Трибунала не удалось ни преступникам, ни адвокатам, ни их покровителям. Советское обвинение решительно отвергло все попытки использовать процесс для реабилитации германского фашизма."

Ю. Корольков, "В Германии после войны... и еще через двадцать лет", 1965 год.

Комментариев нет:

Отправить комментарий